Ultimate magazine theme for WordPress.

«БЫЛ БЫ Я ДВОРЯНКИН – МЕНЯ БЫ РАССТРЕЛЯЛИ»

0 33

Иеромонах Кирилл (Воробей)

11 апреля 1910 года родился архимандрит Иоанн (Крестьянкин), старец, молитвами которого возрождался наш Сретенский монастырь. Насельнику обители иеромонаху Кириллу (Воробью) посчастливилось общаться с отцом Иоанном.

Едва ли среди верующих найдется тот, кто не знал бы о старце архимандрите Иоанне (Крестьянкине). В Псково-Печерской обители отец Иоанн жил уже давно, с 1967 года, пройдя долгий путь служения и мытарств по разным приходам. Осенью 1945 года отец Иоанн принял священный сан, и сразу же заявил о себе как о деятельном пастыре и активном проповеднике. Этим он снискал к себе любовь своей многочисленной паствы, отвечая ей тем же. Первое время молодой 35-летний священник служил в Москве, в храме Рождества Христова в Измайлово. Однако, в отличие от прихожан, у властей отец Иоанн вызывал своей деятельностью одно лишь раздражение и недовольство. И в 1950 году его арестовали.

Осужденный Крестьянкин Иван Михайлович, 1950 г. Осужденный Крестьянкин Иван Михайлович, 1950 г.

Уже много позже, во время общения с отцом Иоанном, я обратил внимание на сильно искривленные пальцы его рук и спросил батюшку, отчего это у него. На что он ответил с улыбкой: «Это мои благодетели…» Оказывается, несколько месяцев он находился в камере предварительного заключения на Лубянке, его пытали и пассатижами ломали пальцы. Вскоре, по статье 58-10 за «антисоветскую пропаганду» отец Иоанн был осужден на семь лет лагерей и отправлен в Каргополь. Освободили его досрочно, в 1955 году.

Но, выйдя на свободу, отец Иоанн не утратил своей активности, что снова привлекло внимание властей. В это время он служил в Пскове, так как возвращаться в Москву священнику, отбывшему срок заключения, было запрещено. Но и здесь своим ревностным служением он успел привлечь к себе внимание надзирающих органов. И тогда отец Иоанн был вынужден перебраться в Рязанскую епархию. Тут-то и начались многочисленные перемещения из одного прихода в другой.

Посещая в Глинской пустыни, а затем и в Сухуми своего духовника, старца схиигумена Серафима (Романцова)[1], отец Иоанн принимает решение о монашеском постриге. И в 1966 году схиигуменом Серафимом он был пострижен в монашество с именем Иоанн, в честь апостола Иоанна Богослова. Надо заметить, что мiрское имя его ведь тоже было Иоанн, и поэтому после пострига он так и остался отцом Иоанном Крестьянкиным. Кстати, батюшка, рассказывая о своем аресте, подшучивал над своей фамилией: «Так как фамилия моя Крестьянкин, то и сослали меня в лагеря. Был бы я Дворянкин – меня бы расстреляли».

В 1967 году отец Иоанн отправился в Москву на прием к Патриарху Алексию (Симанскому), который и подписал Указ о переводе иеромонаха Иоанна (Крестьянкина) в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь.

Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1968 г. pastvu.com Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь, 1968 г. pastvu.com

Как одеваться священнику на требу в город

К слову сказать, когда я жил уже в Псково-Печерском монастыре, то однажды, сидя на диванчике в келье архимандрита Иоанна (Крестьянкина), он завел разговор именно на эту тему, то есть как одеваться священнику на выход в город. И батюшка рассказал, как он в свое время ходил причащать больных.

Иерей Иоанн Крестьянкин, 1946 г.Иерей Иоанн Крестьянкин, 1946 г.

– Перед выходом я надевал подрясник, коротенькую требную епитрахиль, крест и дароносицу. Затем приподнимал подрясник до пояса, – отец Иоанн продемонстрировал на себе, – и его правую фалду закидывал на левое плечо, а левую – на правое и крепил их булавками.

Под подрясником у меня были брюки. Сверху я надевал плащ, потом шляпу, брал саквояж, и когда я шел по улице, никто не обращал на меня внимания. А войдя в квартиру к больному, снимал плащ, отстегивал булавки и расправлял подрясник, надевал поручи, доставал из саквояжа крест, Евангелие и все остальное и так причащал.

Довольно странное послушание

Нам дали довольно странное послушание – отмыть почерневшие медный купол и крышу Водосвятной часовни возле братского корпуса. Сразу возникло предположение, что так как часовня находится напротив окон кельи отца Иоанна, то кто-то – и мы догадывались кто, – глядя из окна второго этажа его кельи, решил порадовать батюшку сияющим куполом. Но надолго ли? Ведь сияющей медь не останется. Она снова окислится, только, быть может, ровным коричневым слоем без грязных пятен.

Мы прикинули, чем можно отмыть окись и решили, что здесь нужно применить раствор серной кислоты. Попробовали – получилось. Тогда мы приставили к часовне деревянную лестницу, подняли наверх ведро с водой, небольшой пластиковый таз, взяли бутылку с серной кислотой, тряпки и полезли на купол отмывать его. В тазу мы делали раствор серной кислоты, разбавляя ее водой на глазок, небольшими участками оттирали окись и тут же смывали водой. Наверное, отец Иоанн смотрел на нас в окно из своей кельи и молился – вот вам и Соловки.

К середине августа крыша и купол часовни сверкали медью, как каска пожарника. Но к Успению блеск был уже не тот и медь постепенно начинала тускнеть. И, как мы и предполагали, окись стала покрывать купол ровным коричневатым слоем. Только чуть позже все равно крышу вместе с куполом покрасили зеленой масляной краской.

[1] С 1975 года схиархимандрит. После закрытия Глинской пустыни служил в Сухуми. В 2017 году причислен к лику святых как преподобный Серафим Глинский.

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.