Ultimate magazine theme for WordPress.

ПАПУА-НОВАЯ ГВИНЕЯ: МИССИЯ ВЫПОЛНИМА

0 46

Иерей Станислав Распутин – миссионер со стажем и настоятель храма святых Царственных Страстотерпцев в карельском поселке Новая Вилга. В ноябре прошлого года отец Станислав по благословению митрополита Сингапурского и Юго-Восточно-Азиатского Сергия (Чашина) совершил миссионерскую поездку в Папуа-Новую Гвинею. Что мы знаем об этой стране? Вероятно, познания некоторых ограничатся дневниками русского путешественника и ученого Н. Н. Миклухо-Маклая, открывшего Новую Гвинею западному обществу. Это островное государство Океании уникально и в силу географического расположения, и в силу культурных особенностей страны, в частности, из-за количества диалектов, на которых говорит население. На дворе XXI век, и, безусловно, со времен первопроходцев XIX века жизнь людей в этой местности во многом изменилась. Теперь Папуа-Новая Гвинея входит под омофор Русской Православной Церкви. Отец Станислав рассказал подробности своей поездки и ответил на вопросы о миссионерстве.

– Отец Станислав, недавно Вы совершили поездку в Папуа-Новую Гвинею. Как так получилось, что Вы туда поехали, и с какой целью?

– Папуа-Новая Гвинея всего несколько лет назад стала частью нашего Юго-Восточного Азиатского экзархата. Но из-за ограничений во время недавней пандемии не было возможности туда ехать миссионеру. Только в частном порядке в эту страну недавно ездил один наш священник. И сейчас появилась необходимость священнику туда поехать официально, для того чтобы понять, как развивать миссию в той местности, сделать необходимый анализ миссионерского поля. Митрополит Сергий (Чашин), экзарх Южно-Восточно-Азиатский, предложил с этой целью поехать мне. Я сразу же согласился ввиду того, что у меня уже был опыт миссионерских поездок в другие страны Юго-Восточной Азии: на Филиппины, в Индонезию, в Индию. Цель была именно такая: анализ миссионерского поля.

– Там Вы служили Литургию. Как это происходило? Где Вы ее совершали? Кто пел саму службу? Много ли людей причащалось?

– Мы совершали Литургию дважды. Но начнем с того, что православных там сейчас практически нет. Со мной ездил помощник из Индонезии, чтец Сергий. Мы были с ним в команде. Соответственно, он и пономарил, и пел одновременно. На данный момент там есть только несколько крещеных человек, не больше пяти, поэтому причастников было мало. Первый раз мы служили прямо в одном из отелей столицы страны, в город Порт-Морсби, а второй раз – буквально в чистом поле, под навесом. Там присутствовали люди местные, интересующиеся православием, но причащалось немного, всего четыре человека.

Во второй раз мы служили в деревне. Мы выбрали место у одного строения из блоков, некоего полустенка с навесом из полиэтилена. И вот рядом с этим строением мы и расположились. Из тех же блоков мы сделали престол, из них же соорудили жертвенник, покрыли все это тканями и так служили.

– На каком языке пел Ваш помощник?

– Часть богослужения уже переведена на местный язык Tok Pisin, поэтому часто повторяющиеся песнопения, такие как «Господи, помилуй», «Тебе, Господи», то есть ектении, пели все вместе на местном языке. Другие песнопения – на английском. «Символ веры» и «Отче наш» читали на двух языках: на местном и на английском.

– Много ли людей присутствовало на этих богослужениях?

– Нет. У нас не было цели собрать сразу много людей. Это самое начало миссии. У нас даже не было цели крестить многих, потому что их сначала надо долго готовить к этому, чтобы их выбор креститься был осознанный. Мало людей в нашей ситуации – это нормально.

– И после Литургии Вы, наверное, уже проводили огласительные беседы?

– Да. Потом у нас было совместное чаепитие. Мы общались, я отвечал на разные вопросы. Более того, основное общение с местным населением у меня было не во время и после Литургии, а между службами, когда мы ездили в разные отдаленные поселения и там общались уже с деревенскими общинами.

– Расскажите, как там живут деревенские жители? Насколько они отличаются от европейцев, от людей Запада, от того, к чему мы привыкли?

– Это другая раса совершенно. Они даже от азиатов очень сильно отличаются и по своему быту, и по традициям, и по культуре. В Папуа-Новой Гвинее есть совсем дикие племена, которые живут, как в каменном веке. К таким мы не ездили. Мы были у более развитых. Они живут просто – без воды, без электричества, едят то, что вырастет рядом, живут охотой и собирательством. Мы ездили к таким людям, были в нескольких местах. Это родовые общины по несколько сотен человек. И в этих общинах у нас уже были большие встречи. В одной из них почти сто человек присутствовало, если не больше. И там мы разбирали с ними разные темы по истории Церкви, по вероучению. Я им рассказал, чем мы отличаемся от католиков, от протестантов, как мы понимаем Священное Писание, что такое церковная традиция и так далее. Было много вопросов.

– Как они воспринимали проповедь о Христе?

– Очень хорошо. С одной стороны, они были отчасти уже христианизированы, то есть по статистике там много христиан. Но уровень их знаний достаточно поверхностный, поэтому, конечно, твердого фундамента даже в своей вере у большинства из них нет. Хотя там процветает очень много разного рода «новых» деноминаций. Там много адвентистов, пятидесятников, баптистов и прочих. Есть, конечно, и язычники.

Но когда мы говорим, что они христиане, это христианство сплетено с огромным количеством их местных верований, традиций языческого характера. У них есть множество языческих вкраплений и разных суеверий в их культуре на данный момент: разного рода татуировки, танцы, песни.

Когда мы приезжали в деревню, мы связывались сначала с кем-то из старейшин племени, и они уже были нашими проводниками и организаторами этих встреч. Интерес у людей к православной вере достаточно большой, стремление узнать веру у людей есть. И когда ты им рассказываешь о том, что православие было той самой Церковью, которая возникла в день Пятидесятницы, это людей, конечно, удивляет, потому что они не изучали вопрос истории Церкви вообще. Они живут в замкнутом мире. Вот им принесли Библию. А что, откуда, они даже не знали. И когда узнают, конечно, интерес у них появляется. Там я еще миропомазал, принял в православие одного человека, который уже давно собирался стать православным.

– У Вас, наверное, на будущее запланированы Крещения?

– Крестить можно было двести человек уже сейчас. Но у нас пока не было такой цели. Крестили бы их, и что? Священник уехал, и когда он в следующий раз приедет, пока непонятно. Да, миссионерская работа будет, но пока неясно, в каком формате. И вот эти люди остаются без книг, без священника, без всего. С духовной точки зрения неправильно так поступать, поэтому надо сначала подготовить определенную почву, чтобы их было на кого оставить. Хотя бы на катехизаторов-мирян, хотя бы с какой-то литературой, с прочным контактом связи с ними и так далее. И вот тогда уже можно крестить, чтобы потом было духовное руководство.

– Православной литературы на местном языке у них сейчас совсем нет?

– Православная литература сейчас переводится на Tok Pisin. Есть уже перевод краткого молитвослова. Даст Бог, будет и катехизис, и Литургия. Основные моменты активно готовятся. Но это долгий процесс. Многие понимают там английский, особенно молодежь и те, кто живет в городе, потому что там был и есть протекторат Австралии. Хотя эта страна и независимая, но влияние австралийцев там чувствуется очень сильно, поэтому английский язык там часто используется.

– Есть ли у вас планы переводить молитвы и катехизис на некоторые диалекты страны, как это происходит в отдаленных частях мира, где есть православные?

– Папуа-Новая Гвинея занимает отдельное место в книге рекордов Гиннесса как остров с самым большим количеством языков. Там их почти 700. Естественно, переводить что-то на диалекты сейчас нет никакого смысла, потому что диалект одного племени для соседнего может быть непонятен, а количество потраченных сил может быть очень большим. Есть смысл переводить сначала на Tok Pisin, и потом, если вдруг будет какая-то необходимость и будет хороший переводчик из местного племени, появится смысл делать другие переводы.

– Что Вас там поразило больше всего?

– Не могу сказать, что меня что-то очень поразило, так как я уже не первый раз в поездках по разным странам. Но, скажем так, был новый опыт, потому что это страна совершенно другая, и она сильно отличается от всей Азии. Очень необычно, что эта страна стоит одной ногой в XXI веке, другой – в XIX, как минимум, а в отдаленных местах – почти в каменном, то есть очень большой разрыв. Половина населения вообще живет вне экономики страны и питается тем, что сама вырастила.

Там достаточно опасно, хотя я лично этой опасности не ощущал. Но местные говорили, что не надо ходить одному. И это страна бедная. Но не сказать, что люди там живут плохо. Я видел, как живут в других странах. Такой нищеты, как в Индии, нищеты страшной, когда люди живут в коробках на улице, я там не видел. Да, в Папуа-Новой Гвинее люди живут просто, бедно, но с голоду все-таки не умирают.

– Когда Вы с ними говорили, они знали что-то о России?

– Отдельные люди знали, потому что они уже общались с людьми отсюда. Но в подавляющем большинстве нет. Мы были в одной деревне, там сидело человек 40. Мы общались, я спрашивал их, слышали ли они что-то о России. Большинство вообще понятия не имело, что такое Россия и где она находится. Это нам кажется, что мы такие великие, самые большие и нас все знают, но многим людям в других странах до нас нет никакого дела. Они живут себе спокойно на своем острове, кушают манго, греются на солнце и ходят босиком.

– Какова вероятность, что там появится православный храм?

– Высокая. Работа там будет вестись, и я уверен, что там точно будут места, где появятся православные общины. А если будет православная община, то, естественно, появится и православный храм. Но когда и где, мы не можем, конечно, сейчас загадывать. Еще очень рано об этом говорить. Но то, что будет окормление их, в этом я уверен. Будем надеяться, что туда и дальше будут приезжать священники из нашей Церкви.

– У Вас есть большой опыт миссионерства в разных странах. Что, по-Вашему, самое важное в миссии, чтобы она имела в итоге успех? Ведь известны и неудачные примеры миссии, например, у архимандрита Андроника (Елпидинского) в Индии.

– Нет рецепта, нет точного ответа на этот вопрос, потому что он зависит от огромного количества обстоятельств. Отмечу несколько моментов.

Первый момент: конечно, миссионер должен действовать по благословению священноначалия, потому что он не «свободный художник», ищущий на карте место, куда бы полететь или поехать, чтобы там чего-то такого рассказать. Миссия – это работа церковная.

Второй момент: миссионер не должен ставить себе завышенных и нереалистичных целей. Он должен делать то, что в его силах, и не гнаться за какими-то иллюзиями.

Третий момент, который я бы отметил: миссионер обязательно должен изучать культуру, среду, язык, традиции того народа, к которому он идет. Ведь святой апостол Павел сказал: «Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных» (1 Кор. 9: 20). Без этого невозможно: то, что очень хорошо работает и принимается в России, совершенно не работает и не принимается на Филиппинах или в Папуа-Новой Гвинее.

Мы не говорим сейчас про вопросы вероучения, мы говорим про внешнюю форму донесения той же самой информации. Это обязательно нужно учитывать. Вообще, надо иметь определенный набор, скажем так, инструментов, и уже в процессе смотреть, что и как.

– Каким образом мирянин в своей повседневной жизни может быть в своем роде миссионером?

– В очень многих ситуациях это возможно. Во-первых, каждый мирянин имеет личное окружение, уникальное для него. У него есть родственники, друзья, знакомые, коллеги. И, как минимум, для них он может быть тем человеком, через которого люди узнают о Боге, о Церкви и спасении.

Во-вторых, мирянин часто может перенаправлять других людей. Даже если он сам не имеет конкретного ответа на какой-то вопрос, если он сам не может помочь, он всегда может посоветовать, куда обратиться человеку с его просьбой или с его ситуацией, к какому священнику.

В-третьих, мирянин всегда может помогать кому-то из священников на приходе. Это тоже важный момент.

И, в-четвертых, мирянин сам может стать миссионером. Например, в свободное время на своем приходе. К этому призван каждый. Каждый православный христианин призван исполнять заповедь Христа о проповеди: «Итак идите, научите все народы» (Мф. 28: 19) и благовествовать.

Беседовала Александра Калиновская

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.