Ultimate magazine theme for WordPress.

АНГЕЛЬСКИЙ ГЛАС

0 29

… Теперь настала моя очередь удивляться. И прихожанка поведала мне, что однажды она с соработницей мыла полы в храме (у нас это почетное послушание, абы кого не допустят мыть Божий храм). Делается это, безусловно, вне каких-либо служб. И вдруг она услышала умилительное тихое пение. Пели очень красиво. Позже к ней подошла соработница:

– Вот не знала, что ты так петь умеешь.

Оказывается, она тоже слышала и подумала, что это поет эта самая прихожанка. Они обе слышали это пение. Потом такое повторялось несколько раз с разными людьми.

____________________________________

Наталья Ващина

Про наш любимый Троицкий храм в Сходне я как-то уже упоминала в статье про преподобномученицу Екатерину (Константинову). Новомучениц, почитаемых в Сходне, у нас трое: Наталия (Бакланова), Екатерина (Константинова) и Елена (Коробкова). Как раз о последней этот материал. Но начать я хочу издалека.

Господь благословил наш храм обилием хоров. У нас великолепный правый хор с потрясающим партесным пением. У нас несколько хороших левых хоров, и в одном из них трудится твоя покорная слуга, мой читатель. У нашего хора замечательный регент – Наталья Николаевна Курская, по совместительству – мама клирика Троицкого храма иерея Глеба Курского. Мы называем Наталью Николаевну «наша Мама», прихожане называют ее душой нашего хора, а наш хор мы называем «хорчик».

Частенько бывает, что после службы к нам подходят прихожане и со слезами на глазах благодарят за пение: очень умилительно, говорят, и звук прекрасный. Мы, конечно, стараемся, но чтоб вот прям до слез умиления – это вообще не наша заслуга, поэтому мы, славя Бога, говорим, что это они ангелов слышали, а не нас.

Строго говоря, произносить подобное и правда есть некоторые основания. С Натальей Николаевной еще в ее доцерковный период произошла удивительная история. Храм наш расположен таким образом, что если идешь по своим делам на станцию, то, проходя через территорию храма, срезаешь приличный угол, чем и пользуются практически все жители Сходни. Вот и наш будущий регент шла этим путем с какими-то сумками в руках, как вдруг ноги ее встали на месте как вкопанные. По ее личному выражению, они «стали свинцовые». Потом какая-то невидимая сила медленно развернула ее прямо лицом к храму, и ноги сами пошли в здание церкви. Службы в тот момент не было, храм был пустой, но зайдя, Наталья Николаевна услышала дивное пение. Это было многоголосье. Сколько она так простояла, слушая, никто не знает. Но вышла из храма она другим человеком. В том, что тогда это был ангельский хор, у нее нет сомнений. Так Господь призвал ее на служение: Наталья Николаевна уже много лет поет и регентует в нашем храме.

В моей жизни тоже было чудо.

Это было на нашем с супругом венчании. В другом храме. Я тогда уже пела на клиросе. В храме тоже было несколько хоров, и я лично позаботилась, чтобы на венчании пел прекрасный мужской квартет, уж очень мне нравилось их исполнение. После таинства к нам подошли наши невоцерковленные родители и, переглядываясь, спросили:

– Наташ, а какой хор пел?

– Мужской.

– Чисто мужской?

– Чисто мужской.

Родители переглядывались прямо-таки заговорщически.

– И прям вот ни одной женщины не было?

– Не было.

Я наконец заметила озадаченность родителей:

– А в чем дело-то?

И они поведали, что на протяжении всего венчания слышали огромный мощный хор прекрасных высоких голосов. Да, мой читатель. Четверо невоцерковленных людей, понятия не имеющих о хорах, ангелах и песнопениях, слышали ангельский хор своими собственными ушами. А мы с мужем не слышали. Так бывает.

Вот и Наталья Николаевна слышала. И когда прихожане говорят о необычности звучания нашего «хорчика», я привычно отшучиваюсь, мол, наш регент слышала ангелов, вот и старается наше звучание хоть сколько-нибудь приблизить к тому небесному звучанию, по мере наших немощных сил и скромных способностей, конечно.

Очередной такой диалог произошел у меня недавно с одной нашей прихожанкой. Она выслушала меня и задумчиво изрекла:

– Да-а-а. У нас это бывает.

Теперь настала моя очередь удивляться. И прихожанка поведала мне, что однажды она с соработницей мыла полы в храме (у нас это почетное послушание, абы кого не допустят мыть Божий храм). Делается это, безусловно, вне каких-либо служб. И вдруг она услышала умилительное тихое пение. Пели очень красиво. Позже к ней подошла соработница:

– Вот не знала, что ты так петь умеешь.

Оказывается, она тоже слышала и подумала, что это поет эта самая прихожанка. Они обе слышали это пение. Потом такое повторялось несколько раз с разными людьми.

Я все эти истории собрала воедино вот по какому поводу. Преподобномученица Елена пела на клиросе нашего храма, это четко указано в житии. Про святых Наталию и Екатерину такой информации нет, но, знаете, трудно удержаться от пения на службе, когда ты ее прекрасно знаешь и умеешь петь. А очереди из певчих в то страшное богоборческое время у храмов не выстраивались, людей арестовывали просто за посещение храма, что уж говорить о пении на клиросе. Про преподобномученицу Екатерину я предположила, что она, возможно, тоже пела на клиросе, и написала, что стены нашего храма помнят голоса святых мучениц. Я тогда даже и не думала, насколько это может быть реальностью.

Мы никогда в этой жизни не узнаем, чьи голоса слышат прихожане в тот или иной момент: ангелов или святых преподобномучениц, или и тех и других вместе. Но мне очень тепло на сердце от осознания, что Горний мир так близко, на расстоянии вытянутой руки.

Будущая преподобномученица Елена родилась в крестьянской семье Петра Коробкова в деревне Малеево Волоколамского уезда Московской губернии. Звали ее Лизой. Обычно крестьянский быт заставляет очень рано привлекать детей к тяжелому труду; часто дети в деревнях и селах не умели читать и писать: некогда да и негде было учиться. Хорошо, если в деревне была церковно-приходская школа, где давали азы арифметики, чистописания и Закона Божия. Но Лиза окончила сельскую школу. Очевидно, родители заботились об образовании и полноценном развитии девочки. Ее отец некоторое время работал в Санкт-Петербурге приказчиком в каком-то крупном английском магазине. Здесь можно порассуждать. Лиза в то время училась в сельской школе, что прямо указано в житии, то есть в Петербург за отцом семья не переезжала. Про других детей в семье Коробковых не сказано ни слова, можно предположить, что Лиза была единственным ребенком в семье. Видимо, отец зарабатывал достаточно, чтобы семья не убивалась на крестьянских работах на земле: мама в одиночку этот труд не потянула бы, дочь училась, а глава семейства был в отъезде в столице.

Когда Лизе было 14 лет, папа умер. Они остались вдвоем с мамой. Жили в деревне. И здесь уже трудно предположить, что суровый крестьянский быт обошел их стороной. Чтобы выжить, приходилось тяжело работать на земле и жить ее плодами.

Далее житие говорит нам, что через 10 лет, в 24 года, Елизавета поступила в монастырь, где приняла монашеский постриг с именем Елена. Сложно представить, что девушка, получившая столько родительской любви и заботы в детстве, а потом хлебнувшая горя вместе с мамой, вот так просто взяла и оставила свою маму, которая уже в годах, в деревне одну и ушла в монастырь. У нее не было братьев и сестер (житие говорит, что после смерти отца она осталась в деревне с матерью), не на кого было оставить маму.

К тому же это был 1903 год. Конечно, до революционных потрясений 1917 года было еще далеко, но действительность в Российской империи постепенно менялась. Это сложно было не заметить. Даже в современных учебниках истории написано: начало ХХ века стало временем великих потрясений для России. Уже в 1902 году была создана партия социалистов-революционеров, а в 1903-м прошел ее второй съезд. В 1904-м началась Русско-японская война. В 1905 году произошла трагедия, известная под названием «Кровавое воскресенье», а затем случилась Первая русская революция 1905 года, которую в советских учебниках называли буржуазно-демократической. В том же году произошли: восстание на броненосце «Князь Потемкин-Таврический», октябрьская всероссийская политическая стачка, декабрьское вооруженное восстание в Москве. Все эти события не рождались одномоментно, у них были предпосылки. В воздухе, что называется, витало.

Лиза не могла не понимать, куда катится страна. Она не оставила бы свою маму один на один с этой новой непонятной и пугающей действительностью. Можно предположить, что Лиза ушла в монастырь, когда мамы не стало.

В каком монастыре подвизалась монахиня Елена, житие умалчивает. Но есть факт: после закрытия монастыря мать Елена перебралась в Сходню. Не на родину в Малеево Волоколамского района, а в Сходню. Не потому ли, что сюда же перебрались сестры закрытого Новодевичьего монастыря инокиня Наталия (Бакланова), послушницы Евдокия и Анастасия Прошкины и послушница Скорбященского монастыря Екатерина (Константинова)? Возможно, Елена подвизалась в одном из этих монастырей и последовала в Сходню за сестрами. А возможно, о Сходне в принципе знали как о поселении, где открыта церковь и проводятся богослужения, потому наш подмосковный городок и привлекал монахинь закрытых московских монастырей. И не только. К слову, святая блаженная Матрона Московская пряталась в Сходне от властей; правда, Троицкий храм в то время был уже закрыт властями. И умерла Матронушка здесь же, в Сходне. Мы ее тоже очень почитаем. На территории Троицкого храма есть часовня блаженной Матроны Московской. Бережно сохраняется память и о ее последнем пристанище в нашем городке.

Мать Елена поселилась при Троицком храме. Как ты уже знаешь, дорогой читатель, монахиня Елена пела на клиросе. Выживала же она за счет пошива одеял на заказ; этим зарабатывали все наши Сходненские преподобномученицы. Шитье было монастырским послушанием Екатерины (Константиновой), видимо, она всех и научила.

А потом наступил страшный 1937 год. Про приказ НКВД СССР № 00447 я писала уже достаточно, не буду повторяться, ты все знаешь, мой читатель.

Начались массовые аресты.

Всех Сходненских новомучениц арестовали в течение четырех месяцев. Первой была монахиня Елена, ее забрали 29 октября 1937 года. 27 ноября 1937 года арестовали инокиню Наталию (Бакланову). 24 февраля 1938 года арестовали матушку Екатерину (Константинову).

Церковь Святой Троицы в Сходне, 1920-е годы. pastvu.com Церковь Святой Троицы в Сходне, 1920-е годы. pastvu.com

Все сидели в Солнечногорске, кто-то – в камерах предварительного заключения Солнечногорского отделения милиции, кто-то – в камерах при районном отделении Солнечногорского НКВД. Монахиня Елена была помещена в камеру НКВД. Впрочем, очень может быть, что это были одни и те же камеры: в 1937 году в структуру НКВД входило как управление госбезопасности, так и главное управление рабоче-крестьянской милиции, то есть подразделения милиции входили в систему НКВД СССР.

Из справки на арест: «Распространяет среди верующих церковную литературу, так называемые духовные Троицкие листки… церковно контрреволюционно настроена и до сих пор своей контрреволюционной церковной деятельности не бросает».

Обвинение звучало так: «Будучи знакома с церковниками и монахинями, участвовала в к/р сборищах, вела а/с агитацию и к/р деятельность».

Из протокола допроса:

– Вы, будучи знакомы с церковниками… и монахинями, друг у друга собирались, обсуждали против советской власти вопросы, вели контрреволюционную деятельность?

– Бывать я бывала у верующих и церковников, но вопросов против советской власти мы не обсуждали и контрреволюционной деятельности я не вела.

Преподобномученица Елена (Коробкова)Преподобномученица Елена (Коробкова)

Ее перевели в Таганскую тюрьму в Москве. Больше не допросили ни разу. Следствие вообще мало интересовала позиция обвиняемых по 58-й статье УК РСФСР. Достаточно было двоих «дежурных свидетелей». Мать Елену приговорили к 10 годам лагерей. Приговоры выносились тройками НКВД. Это как если бы сейчас решения по уголовным делам выносились не судами, а специальными подразделениями МВД, например. Вопиющее беззаконие, произвол, с которым ничего невозможно было сделать.

Монахине Елене на момент вынесения приговора было 58 лет. В заключении она смогла прожить 7 месяцев. 7 июня 1938 года Господь забрал ее в Свои светлые обители.

…Это такое странное чувство: стоять на клиросе и понимать, что вот прямо здесь, на этом самом месте, когда-то стояла наша преподобномученица Елена и так же, как мы, пением славила Бога. Как будто Господь вот здесь, на этом маленьком пятачке храма, в этом сакральном пространстве связывает разные времена в единую картину служения, веры и любви.

А возможно, храм наш так богат хорами именно потому, что небесные покровители Троицкого храма – преподобномученицы Сходненские – это его певчие и по их молитвам Господь благословил наш любимый храм таким обилием хоров и голосов.

И поют здесь вместе с нами во время богослужений наши любимые святые, преподобномученицы Сходненские, в окружении сонма ангелов. Что еще добавить? Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе!

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.