Ultimate magazine theme for WordPress.

АПОКАЛИПСИС. СНИМАЯ ПОКРОВ. БЕСЕДА 5

0 56

Ангел Смирнской Церкви

Как только что-то начинает идти не так, мы сразу обижаемся на Бога. Во всем у нас виноват Бог. Понятно, мы люди слабые, имеем свои сложности. Но если ты не решишь для себя, что останешься верным до смерти, тогда начнешь роптать на самое малое, что будет встречаться на пути.

*

Беседу 4 см. здесь

Продолжаем чтение книги Откровения. Мы сейчас разбираем вторую главу, остановились на 8-м стихе. Мы видели в прошлый раз, что апостолу Иоанну в день Господень, в воскресенье, на Патмосе было открыто это величественное видение Христова пришествия. Христос предстал ему сидящим на троне, окруженным всем тем, что мы описали в предыдущий раз. Иоанн видел Его среди семи золотых светильников, семи звезд и семи ангелов. Ангелы Церквей – это епископы Церквей. Сначала Христос обращается к епископу Ефесской Церкви, ангелу Ефесской Церкви. Говорит, что знает о его трудах, о его терпении, видит подвиг, который он совершает, но несмотря на это Бог видит и нечто, отягощающее его душу, – то, что он оставил свою первую любовь. Он говорит ему: «Вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела» (Откр. 2: 5), иначе поколеблется светильник его и придут искушения и испытания.

Ангелы семи Церквей. Гобелен «Анжерский Апокалипсис». XIV в. Ангелы семи Церквей. Гобелен «Анжерский Апокалипсис». XIV в.

Второму ангелу Смирнской Церкви (епископу) Христос говорит: «И Ангелу Смирнской церкви напиши: так говорит Первый и Последний, Который был мертв и се, жив» (Откр. 2: 8). Мы уже сказали, что выражение «так говорит» – это пророческое выражение, которое использовали пророки Ветхого Завета, когда возвещали миру волю Божию, слово Божие. Только Бог может сказать в Священном Писании: «Так говорит Господь». Итак, Бог говорит следующее: Он есть Первый и Последний, Начало и Конец. Не существует ничего вне Его, в Нем – всё. Он – Начало и Конец всего. «Который был мертв и се, жив» – Который был умерщвлен, но несмотря на это ожил и пребывает вечно. Он говорит об этом, потому что далее станет рассказывать об испытаниях, которые предстоит пережить.

В 9-м стихе Христос продолжает: «Знаю твои дела и скорбь, и нищету (впрочем ты богат), и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, а сборище сатанинское» (Откр. 2: 9). Мне известны твои добрые дела и сложности, которые ты переживаешь, известно и о твоей нищете. Знаете, это важно: Бог знает о нашей жизни. Потому что в конечном счете это и имеет значение. Что может знать о нас другой человек? Только то, что он видит снаружи. Так? Если мы расскажем ему еще что-то о себе, он будет знать чуть больше. Но независимо от его доброго расположения, от его стараний, наше знакомство будет доходить до определенного предела. Возможности человека весьма ограничены. Однако Бог знает все. И когда в нашей жизни мы встречаем сложности, проблемы, важно помнить, что Богу известно обо всем этом, тогда внутри нас будет мир. Важно помнить, что Бог знает истину и настоящий смысл происходящего, знает о моих сложностях. Люди могут не знать и не понимать меня, не принимать моих слов, но Бог знает, Ему известна действительность, поэтому мы не разочаровываемся, не задыхаемся, не впадаем в панику, не закатываем истерику от того, что нас не понимают другие люди. Пусть они не понимают. Это невозможно, чтобы нас понимали другие люди, тем более чтобы нас понимали все. Когда Бог пришел на землю, совершенный Бог, Он говорил и действовал божественно, все Его дела и слова были совершенны, а люди Его не принимали. Тогда разве возможно, чтобы нас принимали, когда мы из-за каждой мелочи переворачиваем все верх дном? Однако Бог знает наши человеческие недостатки, но знает и наше сердце. Знает наши дела, наши скорби, наши сложности. Мы говорили о том, что слово «скорби» – сильное слово, которое описывает истощение, изнурение, тоску. Бог знает и нищету нашу.

Здесь, в этом стихе, не говорится о духовной нищете. Этот епископ не был нищим духовно, об это сказано ниже. Здесь речь идет о материальной нищете. Он был бедным, Церковь там была очень бедной. Первые годы Церкви, гонения… Некоторые люди говорят: «А зачем Церкви нужны деньги?» Хорошо, не нужны. Но и тебе не нужны деньги. Ты тоже можешь прожить на куске хлеба в день, не умрешь. Но если тебе нужно построить дом, что-то еще сделать, тогда тебе необходимо иметь деньги, чтобы это осуществить. Так и Церкви бывает необходимо сделать какие-то дела, и ей нужны на это деньги. Если у нее не будет денег, то она не будет этого делать. Не сделает – мир не рухнет. Но это действительно одна из трудностей. Господь говорит епископу: «Я знаю о твоей нищете, но ты богат». Несмотря на то, что материально ты находишься в нищете, ты богат. А далее Господь объясняет, почему тот богат.

Бывает, что человек одновременно и беден, и богат. Бывает и противоположная ситуация – когда человек очень богат, но при этом он безмерно нищ: когда он купается в миллионах, но при этом несчастный, жадный, сребролюбивый, тогда он беден, наг и измучен. Ни деньги его не радуют – он жадный, он не получает от них удовольствия, ни Царствия Небесного он не имеет, потому что он не пользуется деньгами с духовным рассуждением, думает, что заберет их с собой. Почему же Бог называет епископа Смирнской Церкви богатым? Его одолевают, осуждают, воюют против него – «злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, а сборище сатанинское». Иудеи полагали, что они избранный народ Божий. Но избранный народ Божий – не тот народ, который произошел от Израиля и имеет с ним наследственную, генеалогическую связь, но это те, кто совершает дела Божии. Как и христианин – это не просто кто-то крещеный, кто ходит в храм, совершает какие-то правила согласно уставу, но это тот, кто имеет Христа внутри себя, живет благодатью Божией. Иудеи были народом Божиим. Распятие Христа прервало их связь с Богом. Они сами перешли на другую сторону, стряхнули с себя это благословение Божие. Теперь же избранный народ – уже не иудеи, не эллины, не какой-то иной народ, но это Церковь, которая выходит за рамки национальности, рода и охватывая весь мир. Христиане, чада Церкви – это народ Божий.

«Против тебя восстают те, кто считает себя Иудеями, но они не таковы, а сборище сатанинское». Видите, Христос в Откровении говорит описательно, используя перифраз. Он не говорит неопределенно, вежливо, как сказали бы мы, но говорит о вещах так, как есть. Говорит: «Это не собрание Божиих людей, а сборище сатанинское». Почему? Потому что они творят дела сатаны, имеют сатану внутри себя. Потому что это люди, предавшие себя сатане, и они действуют против Бога. Когда мы слышим подобные разговоры, пусть нас не охватывает ложная вежливость, иногда нужно и истину говорить, а не играть в ложную любовь, добавляя везде сироп. Все хорошие, всех надо любить. Хорошо, конечно, все прекрасно и свято, но существуют и некоторые истины. Когда Бог говорит об истине, это не значит, что Он оскорбляет человека. Он говорит не с целью оскорбить, послать на человека молнии, осудить его, но с целью его пробудить, Бог говорит такие вещи, чтобы люди пришли в себя. Христос говорит так, чтобы передать этому епископу истинное понимание вещей. Чтобы он не начал задаваться вопросом: «Может быть, есть какой-то компромисс? Может быть, в чем-то надо уступить, обсудить вопросы?» Нет, это сборище сатанинское. Не существует компромисса.

Святитель Николай Мирликийский заушает Ария Святитель Николай Мирликийский заушает Ария

В 10-м стихе Христос продолжает: «Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть». Ничего не бойся, тебе предстоит претерпеть еще многое (этому епископу от тех, которые есть сборище сатанинское), но ты ничего не бойся. Господь говорит так не потому, что он избежит страданий, нет. Ему предлежит пострадать. Этот епископ – Поликарп. В то время, когда апостол Иоанн записывал это послание, в Смирне епископом был святой Поликарп, память которого мы празднуем, окончивший жизнь мученической смертью. Его убили, сожгли, он умирал в мучениях. Христос не говорит, что поможет ему избежать этого, нет. Он не говорит: «Не бойся, ничего тебе не сделают. Я тебя спасу от них». А говорит: «Не бойся того, что будет происходить. Все это ты претерпишь. Не удастся избежать ничего, тебя сожгут заживо». Епископа Поликарпа действительно сожгли живым. Бог не избавляет его от мучений, а говорит не бояться и претерпеть. Почему?

Далее читаем: «Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр. 2: 10). Сатана собирается некоторых из вас взять и посадить в темницу, будет вас искушать, вы претерпите много испытаний в темнице и будете иметь великую скорбь, которая продлится десять дней. Мы не знаем точно, длились ли мучения именно десять дней, но, скорее всего, Господь говорит о десяти днях, чтобы показать, что этот период испытаний продлится определенное время, не будет бесконечным. А что далее? «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни». Несмотря ни на что оставайся верным до самой смерти, и Я дам тебе венец жизни. Это не значит, что нужно быть верным только до смерти. Нужно оставаться верным, даже если тебе угрожает смерть, до самой смерти, а Бог подаст тебе венец жизни. Такое послание оставляет Христос епископу Смирны: «Оставайся верным. Не убойся. Не предавайся малодушию». И действительно, он остался верным, принял смерть в мучениях в глубокой старости, как и святой Вукол, о котором мы до этого говорили, епископ Ефесский. Он тоже пострадал и принял венец жизни.

На Святой Горе был один старенький монах, там, где мы жили, в Неа Скити. Он жил в пещере, его звали Аверкий. Он был очень простой, малограмотный, в его пещере была полная нищета. Когда он приходил в храм нашего скита на всенощные и на Литургию, он всегда садился позади всех, в самом конце занимал стасидию. Какое у него было рукоделие? Он собирал дикую траву в пустыне. Там мало почвы, в основном почва каменистая, но травы немного вырастало, и для отцов это было очень ценно[1]. И он собирал улиток. Продавал это отцам за небольшие деньги, чтобы самому было на что питаться. Этот старец Аверкий, очень добродетельный, бедный, живший в пещере, один раз на всенощной стоял на своем месте в конце храма в темноте, когда одни лампады горят. Неожиданно он встал со своего места и направился прямо в алтарь, к престолу. Отцы очень взволновались. Туда входят только священники, простые монахи не ходят в алтарь. Что случилось? С ума сошел? Видят, что он подошел туда, поклонился и стал разговаривать с кем-то. Потом вышел обратно, отцы остановили его, стали спрашивать, что с ним случилось, зачем он пошел в алтарь посреди службы. Он ответил:

– Ничего не случилось. Меня позвал владыка.

– Какой владыка тебя позвал? Видишь здесь какого-то владыку?

– А вы что не видели владыку, который был здесь в храме?

– Мы не видели никакого владыку.

– Он вошел в храм, позвал меня к себе, и я пошел. Поклонился ему, поцеловал руку. Он спросил, как меня зовут. Я ответил: «Монах Аверкий, владыка». Он взял и написал мое имя на дощечке[2]. Показал мне дощечку, спросил, вижу ли я свое имя. Ответил: «Вижу его, владыка». «Что здесь написано?». «Монах Аверкий». «Я записал твое имя в книге живых».

Неа Скити (Новый скит). Гора Афон. Неа Скити (Новый скит). Гора Афон.

На следующий день отец Аверкий преставился. Ушел с таким извещением.

Итак, тот, кто останется верным до смерти, тому Христос даст венец жизни. И это самое важное для нас – иметь венец жизни. Все остальное – суета. Собирай сколько хочешь, что хочешь. Делай, что хочешь. Но если ты уйдешь из этого мира, не имея венца жизни, то ты несчастный, нищий и злополучный. А если ты имеешь венец жизни, имеешь это благословение Божие, извещение, что ты победил смерть, преодолел ее и будешь с Богом вечно, тогда ты не проиграл в своей жизни. Все сложности и испытания, которые ты преодолел, имеют воздаяние в Царствии Божием. В то же время мы должны знать, что наша вера не зависит от благоприятных обстоятельств и удобного случая: я не верю только тогда, когда мне хорошо, и когда я хочу, чтобы все устроилось хорошо. Мы часто грешим этим.

Как только что-то начинает идти не так, мы сразу обижаемся на Бога. Во всем у нас виноват Бог. Понятно, мы люди слабые, имеем свои сложности. Но если ты не решишь для себя, что останешься верным до смерти, тогда начнешь роптать на самое малое, что будет встречаться на пути. Тогда из-за всякой мелочи станешь говорить: «Ох, я не могу, это мне сложно» и т. д. А если ты с самого начала скажешь себе: «Останусь до смерти. Не отступлю. Умру, но не отступлю», тогда все, что бы ни происходило с тобой до смерти, покажется легким. Будешь говорить: «Не умер же пока от этого». Тебя могли оклеветать, осудить, посадить в тюрьму, выгнать, но пока еще не убили. Нужна решимость стоять до самой смерти. Это значит, что до конца нашей жизни мы должны оставаться верными и должны быть готовыми пострадать за нашу веру.

Мы не можем пренебречь этим моментом в Евангелии. Почему? Что, Бог такой строгий, Ему не жалко, что нас будут жечь, разрывать на куски, мучать и так далее? Дело не в том, что Бог такой жестокий и желает, чтобы нас мучали. Но если ты любишь Бога, если ты любишь кого-то и что-то, такая любовь не колеблется, не умаляется, не зависит от обстоятельств. Ты любишь кого-то, потому что ты так это ощущаешь и это придает смысл твоей жизни. И чем больше тебе дается возможность выразить свою любовь, тем больше ты обретаешь полноту. А выражение любви – это не когда ты принимаешь, берешь, а когда ты отдаешь. Тогда любовь становится полной и совершенной. Когда ты берешь, ты себя ощущаешь плохо, неполно, потому что берешь что-то от другого человека, того, кто тебя любит или не любит. Тот, кто берет и чувствует себя удовлетворенным, тот не любит. Он любит себя самого, говорит: «Смотри, как замечательно: мне дают вещи, дают деньги, дают то, что мне необходимо. Мне от этого очень приятно». Ты нездоров. Тебе должно быть приятно отдавать. Тебе должно приносить радость то, когда ты отдаешь. Конечно, если кто-то приходит и приносит тебе подарок, он может быть и не нужен тебе, может быть, ты вовсе и не хочешь такой подарок, но, чтобы не расстроить своего ближнего, ты принимаешь подарок, чтобы порадовать его. Когда ты принимаешь, чтобы обрадовать другого, тогда и ты радуешься. Но если ты принимаешь, потому что это для тебя выгодно, то это корыстолюбие. В Священном Писании говорится: «Блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20: 35). Гораздо больше благодати и счастья в том, когда ты отдаешь. Когда ты даешь, тогда ты действительно обретаешь полноту в любви. Когда мы отдаем Богу свое сердце, свое существо, тогда мы исполняемся любви в Боге и действительно побеждаем смерть, временное и все преходящее. Тогда человек принимает венец жизни от Христа.

Послание к епископу Смирнской Церкви завершается словами: «Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающий не потерпит вреда от второй смерти» (Откр. 2: 11). Часто Христос произносит эти слова: «Имеющий ухо да слышит». И здесь Он так говорит. Уши есть у всех нас. Есть среди нас кто-то без ушей? У всех есть уши, и все мы слышим. И те, кто глуховат и носит слуховой аппарат, слышат. Но кто из нас слышит? Действительно ли мы слышим? Это большой вопрос. Я ужасался от того, что видел среди людей Церкви тех, которые могут находится день и ночь в храме, слушают постоянно проповеди и беседы, стараются не пропустить ни одного праздника, молебна, поста, бдения и так далее, но сохрани Господи услышать то, что они говорят. Сохрани Господь от таких людей. Я это говорю с абсолютным осознанием. Внутри человека может жить такая злость, такое душевное извращение (я не имею в виду телесное или иное), такая окаменелость и черствость. Почему? Потому что в них растет эгоизм, человеку не достает смирения. Но Господь постоянно нам повторяет: «Имеющий ухо да слышит». Как говорит пророк Давид в 134-м псалме, мы поем на всенощной на полиелее: «Уста имут, и не возглаголют: очи имут, и не узрят: уши имут, и не услышат: ниже бо есть дух во устех их» (Пс. 134: 16–17). О ком здесь говорится? О человеке, который обладает органами чувств, но не слышит, не говорит, не видит ничего, что происходит вокруг него. Он заключен внутри своего корыстолюбия и самодовольства. Его все устраивает, он не заботится о своем спасении, о своем пути к Царствию Божию. Он ни о чем не переживает, все у него устроено. Конечно, его ждут сюрпризы.

Пророк Давид Пророк Давид

И завершает: «Побеждающий не потерпит вреда от второй смерти» (Откр. 2: 11). Тот, кто победит, не будет побежден второй смертью. Видите, есть две смерти. Одна смерть – эта та, через которую все мы пройдем, переход из временной жизни в вечность. Все мы через нее пройдем – старые и молодые, великие и малые, бедные и богатые, важные и незначительные. Кем бы ты ни был – пройдешь через эти врата. В этом есть своя красота, нечто доброе и хорошее. Смерть не так ужасна. Чем старее я становлюсь, тем больше понимаю, какая мудрость сокрыта в смерти. Представьте, если бы мы были бессмертными, что тогда было бы с нами? Сейчас мы знаем, что умрем, а все равно норовим съесть один другого прежде его смерти. А если бы мы думали, что не умрем, во что бы превратились? Одна смерть – это обычная биологическая смерть, физиологическое явление. Она пришла к нам после падения Адама, но тем не менее смерть – в природе человека. Вторая же смерть – это отделение человека от Бога. Это страшная смерть – разлучение человека с Богом, с Самой Жизнью. Это вторая смерть, это вечный ад, вечное наказание, страдания, боль, мучения вечные. Но тот, кто победит, кто справится, кто останется верным до смерти, не потерпит вреда от второй смерти, духовной смерти, хотя первую смерть он переживет.

На этом завершается то, что Бог хотел сказать епископу Смирнской Церкви. Через несколько лет исполнилось то, что было сказано Духом Святым, – он принял мученическую кончину. Видите, как красиво здесь описано то, что Бог видит дела, скорби, нищету. Но одно дело – суд Божий, а другое – суд человеческий. Одно – очи Божии, иное – очи человеческие. Для людей епископ Смирнской Церкви был бедным, несчастным, оклеветанным, а в очах Божиих он был богатым, важным, признанным. На него восставали все, кто был вокруг, а Бог говорил ему: «Не бойся», потому что страх – это не проявление любви. Тот, кто любит, не боится. Потому что чем больше против него восстают и чем большей он подвергается опасности, тем больше он может проявить свою любовь, тем более его любовь становится совершенной, тем более он соединяется с Богом. И тот, кто предает себя в руки Божии, доверяя Ему, тот не боится.

Часто приходят люди, которые переживают очень тяжелые времена, и ты говоришь им: «Предай себя в руки Божии». Они отвечают: «Да, но, но, но…». Пока ты не поймешь этого, не научишься предавать себя в руки Божии, ты будешь мучаться от страха, от разных опасений. И тебя будут преследовать тысячи страхов, ты будешь бояться своей собственной тени, каждый день будешь бояться – что придет оттуда, а что отсюда. Будешь бегать, сдавать анализы, проводить тысячи обследований, будешь бояться, что тебя подстерегают все болезни этого мира, все микробы, о которых ты узнал и где-то услышал, будут охотиться за тобой, этот страх сведет тебя с ума.

Предай себя в руки Божии. Если доверишься Богу, тогда ты найдешь умиротворение. А сколько ни будешь сопротивляться и суетиться, ничего не изменится. Ты не сможешь успокоиться. Не бойся, потому что ты в руках Божиих. Так ты научишься оставаться мирным. В этом секрет. Те из нас, кто боится, кого накрывают эти страхи, тот должен научиться этому секрету, познакомиться с этим ключиком – преданию себя в руки Божии. Тогда страхи уйдут и мы успокоимся. Конечно, это не означает, что ты будешь жить легко, что все у тебя будет здорово, ты будешь просыпаться каждое утро с улыбкой. Нет. Ты пройдешь через скорби, но Бог будет видеть твои скорби. И твои скорби продлятся «десять дней», не бесконечно. Возможно, ты и умрешь, Бог попустит тебе умереть, не станет спасать тебя от первой смерти, попустит тебе быть разорванным на тысячу кусков. Но мы и не ищем избавления от этого. В любом случае первая смерть предстоит всем. Если в этот раз избежишь, в другой – умрешь. Умерли те, кто воскрес: Лазарь воскрес, но потом снова умер, иные исцелились, а потом умерли, все умерли. Бойся второй смерти, об этом думай, о разлучении с Богом, Сущей Жизнью. Это настоящая проблема.

Второй урок, который мы отсюда извлекаем, о чем постоянно говорится, – слышим ли мы то, о чем говорит Бог? Открыты ли наши уши? Если бы наши уши были открыты и мы действительно слышали бы слово Божие, разве мы были бы теми, кто мы есть? Жили бы так, как живем? Думали бы так, как думаем? Были бы лукавыми, сребролюбивыми, немилостивыми, жестокими, нечеловечными, оправдывали бы себя и свою жестокость, свою бесчувственность и тысячу других вещей, которые мы в себе оправдываем, только бы не совершить один шаг в сторону добродетели? Правда заключается в том, что люди, которые открыли уши и услышали слово Божие, совершили скачок в своей жизни, а мы, остальные, топчемся на месте. Бежим, бежим, бежим, а все остаемся на месте. Даже хорошо было бы, если бы мы оставались на месте, а выходит, что и назад откатываемся. А думаем, что бежим.

Перейдем к следующему епископу. Мы сказали, что будем читать довольно быстро, чтобы увидеть полную картину, все страшные вещи, которые описаны в Откровении. Пока мы еще в начале и справляемся, самое страшное не началось. «И Ангелу Пергамской церкви напиши: так говорит Имеющий острый с обеих сторон меч» (Откр. 2: 12). Пергам – это тоже город Малой Азии. Святой Антипа, мученик, был епископом Пергамским. Он принял мученическую смерть до написания Апокалипсиса, примерно в 85 году. Апокалипсис был написан позже. Острый с обеих сторон меч – это слово Божие. Меч режет с двух сторон, он острый, это не какой-то нож, который не режет. Он проникает в глубины человеческие. «Знаю твои дела, и что ты живешь там, где престол сатаны, и что содержишь имя Мое, и не отрекся от веры Моей даже в те дни, в которые у вас, где живет сатана, умерщвлен верный мой свидетель Антипа» (Откр. 2: 13). В Пергаме было очень распространено идолослужение, бесстыдное идолопоклонство и страшные гонения на христиан. Господь говорит ему: «Знаю твои дела, знаю, где ты живешь и что там – престол сатаны». Представьте себе, каково жить там, где престол сатаны, как это тяжело. Христос говорит, что Антипа содержит имя Его.

Остановлюсь на этих словах. Мы, люди Церкви, хотя мне не очень нравится это выражение, но скажем так, чтобы было понятно, носим на себе эту «этикетку» – «церковный». Он христианин, он ходит в церковь, а мы, клирики, более того – в своих рясах сразу становимся точкой притяжения: кто-то подходит взять благословение, а кто-то плюет в нашу сторону, кто-то целует руки, а кто-то оскорбляет. Такие мы. Это хорошо. Видишь театр этого мира. Один видит тебя и бежит поцеловать руку, а другой видит и плюет в тебя. Содержать имя Божие – это и благословение, и исповедничество. За все, что ты делаешь, ты должен быть готов дать ответ. Совершил ошибку, сказал что-то, что людям не понравилось, что-то произошло в Церкви с епископом, с владыкой, с Патриархом, ты должен дать ответ. Даже дети.

На меня произвело впечатление, что уже маленькие дети в начальной школе постятся, а другие дети посмеиваются над ними: «О, ты постишься!». Или ребенок оказывается где-то, где не постятся, и он старается сохранить пост. Или дети из христианских семей не идут на карнавал, и они становятся жертвой, над ними насмехаются, провоцируют их, а они, маленькие дети, держат имя Божие. Это благословение, но и борьба. И нужно с почтением к этому относиться. Это для нас великая честь – носить на себе имя Христово, но одновременно это и мученичество, потому что мы должны быть готовы в любой момент выйти на расстояние шести метров, и каждый скажет о нас то, что думает. Нас могут оскорбить, облить грязью сверху донизу. «Ты церковный человек и раздражаешься? Разве тебе позволительно говорить такие вещи?» Содержать имя Божие – это благословение, это мученичество и это исповедание.

«И не отрекся от веры Моей даже в те дни, в которые у вас, где живет сатана, умерщвлен верный мой свидетель Антипа». Видите, Господь здесь говорит об Антипе, епископе Пергамском, в честь которого мы строим храм в Пентакомо, великом святом нашей Церкви, одном из первых святых. Христос называет его «свидетель Мой верный Антипа». Его убили люди, живущие там, где обитает сатана. Его убил сатана. Видите, казалось, что победил сатана – убил епископа, однако же Антипа жив у Бога, свидетель верный. Но несмотря на все это далее Господь говорит и нечто обличительное.

Видите, насколько ясно слово Господне? Несмотря на то хорошее, что ты имеешь, что очень важно и правильно, у Меня есть немного против тебя – те вещи, которые оскверняют тебя, дела твои, которые не есть добро. Что это было? «Но имею немного против тебя, потому что есть у тебя там держащиеся учения Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали. Так и у тебя есть держащиеся учения Николаитов, которое Я ненавижу» (Откр. 2: 14–15). Там были николаиты, которые следовали учению Валаама. Я говорил вам, что была такая ересь в первые годы христианства, которую ввел диакон Николай, один из семи диаконов Церкви, который стал ересиархом и привел Церковь в смущение своими еретическими извращенными идеями.

О Валааме говорится в Ветхом Завете. Он был магом, лжепророком, о котором думали, что он обладает огромной силой. Кого-то он проклинал, и на человека обрушивались его проклятия, а кого-то благословлял, и тот торжествовал. Его пригласил один из царей, который был из другого рода, чтобы погубить израильтян. Валаам стал говорить, что он не может ничего сделать с израильтянами, потому что с ними Бог. А раз с ними Бог, то он не может послать на них проклятие. И этот маг, который знал искусство сатаны, сказал царю: «Я знаю, что тебе с ними делать. Поскольку с ними Бог, никто не сможет их победить, потому что Бог покрывает их. Чтобы их победить, нужно, чтобы они сбросили с себя покров Божий. Что тебе для этого нужно сделать? Пригласи их на обед и накорми их идоложертвенным, пусть едят мясо, принесенное в жертву идолам. Пусть выпьют вина, хорошо поедят, а потом оставь их там, чтобы они впали в блудные грехи, и так они прогонят благодать Божию от своих душ, а ты сможешь их победить». Так он и поступил. Они съели идоложертвенное, соблудили, прогнали от себя Божие благоволение и попали в подчинение чужеземцам.

Г. Йегер. Валаам и ангел Г. Йегер. Валаам и ангел

Так и в Пергаме среди паствы святого Антипы были держащиеся учения николаитов, которых он принимал и не обличал, не отделял от своей паствы, а они заражали остальных людей Церкви. «Покайся, а если не так, скоро приду к тебе и сражусь с ними мечом уст Моих» (Откр. 2: 16). Сражусь с ними словом Моим. Часто Господь предстает с мечом, исходящим из уст. Это обоюдоострый меч – слово Божие, абсолютно точное и чистое, проникающие до самых глубин анатомии человека. Так Я очищу их. Но если ты, как епископ, не покаешься и не станешь делать того, что должен, если не будешь отделять их от остальных, не будешь помогать им покаяться и прийти в себя, оставишь осквернять других людей, то Я приду к тебе.

И завершает: «Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать сокровенную манну, и дам ему белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает» (Откр. 2: 17). Господь снова повторяет: «Имеющий ухо да слышит». Христос обещает дать сокровенную манну, ту пищу, сладкую, очень питательную, которую Господь давал в пустыне евреям. А это манна от Самого Христа, манна Небесная. Еще Он даст белый камень, на котором написано новое имя. Сделаю побеждающего новым человеком, дам ему новое имя. И это сможет воспринять и почувствовать только тот, кто удостоится принять и манну Небесную и новое имя, кто облечется в нового человека. Так завершается послание к епископу Пергамской Церкви.

Перевела с греческого Мария Орехова
Сайт omilies.net 2010 г.

[1] Траву варят и едят (например, листья молодых одуванчиков).

[2] На Святой Горе есть такие дощечки в алтаре, на которых пишут имена людей, которых будут поминать на Литургии.

Митрополит Лимасольский Афанасий

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.