Ultimate magazine theme for WordPress.

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ, РАДОСТЬ МОЯ

0 38

Когда за окном и на душе очень снежно и «тревожные дуют ветра», я открываю свои старые публикации в одной из социальных сетей. Несколько лет назад полудневниковые записи были частью моей неосознанной психотерапии. Их врачующее действие имеет продолжительный эффект: перечитывая их сегодня, я вспоминаю людей, события и даже, не побоюсь этого слова, маленькие чудеса. Сердце радуется, и становится легче.

Преображенский собор Серафимо-Дивеевского монастыря Преображенский собор Серафимо-Дивеевского монастыря

Об одном маленьком чуде мне напоминает фотография из Дивеева: когда я разувериваюсь в Божией помощи и в нашем с Богом продуктивном диалоге, я смотрю на картинку и читаю, о чем писала тогда.

На дворе был конец 2017 года. Мне почти 32, я недовольна работой, зарплатой, неустроенной личной жизнью и – как вишенка на торте – имею опыт ежедневных панических атак. Было настолько худо, что иногда просто не хотелось жить. О суициде мыслей, конечно, не было, просто было одиноко, печально, грустно и очень-очень страшно. Сил бороться не было. Кто переживал такие состояния, без труда меня поймет – страх сковывает тело, практически всегда есть проявления физические – сердце выскакивает из груди, кружится голова… Переживать все это в целом неприятно, а уж одной – тем более.

Подходил к концу третий год моего воцерковления. В тот момент моим самым любимым святым был Серафим Саровский. В какой бы храм я ни зашла, встречала его и Сергия Радонежского. И мне казалось, что батюшка меня, что называется, зовет. И однажды мы с подружкой Катей решили: едем в Дивеево!

Надо сказать, что Катя тогда работала при Марфо-Мариинской обители милосердия, и дочь одной из насельниц подвизалась в монастыре под Саровом. Подруга обратилась за помощью к монахине, та переговорила с дочерью-инокиней, и поездка устроилась лучшим образом. Будто кто-то крепко о нас помолился и очень ждал.

Мы поехали втроем – я, Катя и ее приятельница. Поселили нас в гостинице при монастыре, очень чистой, спокойной и уютной. В ту поездку перед нами открывались все двери: мы успели немного потрудничать, познакомиться с пожилой алтарницей Верой, услышать необыкновенной красоты параклис Божией Матери, приложиться к любимой иконе Серафима Саровского; разумеется, помолились на Канавке, причастились, побывали во всех соборах, даже в Благовещенском, который тогда только отделывали, – поразила великолепная мозаика на стенах и сводах… На экскурсиях и богослужениях – чудо! Инокиня Ирина, которая проводила для нас экскурсию, рассказала, что есть у них в Троицком храме, там, где галерея, роспись – святые Хрисанф и Дария. А ведь мне так сложно найти изображение своей святой! Я не увидела фрески, но помолилась моим покровителям, как могла. А еще в Благовещенском соборе вдруг «встретила» икону Нила Столобенского. Меня крестили в храме недалеко от Ниловой пустыни, и этот святой также значим для меня.

Благовещенский собор Серафимо-Дивеевского монастыря Благовещенский собор Серафимо-Дивеевского монастыря

«Я заметила, – сказала инокиня Ирина, – батюшка открывается тем, кому сам хочет. Иногда бывает, приедут люди, а все вокруг закрыто, везде препятствия». Мы, конечно, не стали гордиться, а поблагодарили Бога, Царицу Небесную и батюшку Серафима за сердечный прием, за маленькие чудеса, которые для всех нас были большим подспорьем, а для меня – еще и утешением.

А главное чудо случилось со мной почти сразу, в день приезда. Это была, как сейчас помню, пятница. В Троицком соборе служили вечерню. Катя и ее знакомая, которой нужно было есть строго по часам, отправились в трапезную, а я осталась на службе до конца.

И вот стою возле оградки рядом с ракой преподобного. Сестры в черных одеяниях стоят у самой раки. Вдруг ее открывают – для насельниц, и они, тихонько шурша мантиями, прикладываются к мощам святого. Часть прихожан и паломников, которые стояли, как и я, у оградки, начали подтягиваться к все еще открытой раке. Подошла и я. Помню смутно, но я все делала как все, перекрестилась, помолилась, положила поклон и с благоговением приложилась к мощам. И тут меня ждало то самое чудо.

Мощи преподобного Серафима Саровского Мощи преподобного Серафима Саровского

Вернее, чудом было уже то, что меня пустили к открытой раке, что батюшка так меня ждал! Но еще одним «чудом в чуде» были сами мощи. Мне, наверное, поверит только православный – мощи были теплыми. Зима, декабрь, в соборе прохладно, а мощи теплые. Человек впереди меня не задерживался и на мощи не дышал. Но факт – знаете, когда подходишь под благословение, а у священника ладонь по-отечески теплая, почти горячая? Вот это то самое ощущение! Как будто святой протянул мне из Царственной Радостной Вечности руку для благословения. Я уже позже рассказала это духовнику, и он сказал, что просто так мощи не согреешь, – чем еще больше укрепил меня.

Мне стало так хорошо на душе, как будто на дворе Великая Суббота, ты знаешь, что Спаситель уже воскрес, и совсем немного времени остается до самого прекрасного праздника на свете – Светлой Пасхи. И на душе и на сердце – мир, надежда, солнышко и «Христос воскресе, радость моя!».

Вот и сейчас, спустя шесть лет, вспоминая ту – пока единственную – поездку в Дивеево, я улыбаюсь и надеюсь, что в любой, пусть даже самый ненастный день меня утешит Господь по молитвам батюшки Серафима.

Дарья Дубровина

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.