Ultimate magazine theme for WordPress.

МОЛИТВА – ЭТО ВСТРЕЧА ДВУХ ТАЙН

0 36

Сегодня мы поговорим об одном глубоком экзистенциальном вопросе, который имеет жизненно важное значение и множество измерений в нашей жизни. Мы поговорим о молитве. Молитва – это критически важная встреча со своим «я» и с Богом.

Молитва – это встреча с Богом. Это не просто вопрос священного долга, не какое-то религиозное обязательство и тем более не действие, которое мы совершаем, чтобы изгнать из себя зло и призвать добро.

Когда я был маленьким, моя мама говорила мне:

– Осеняй себя крестным знамением, чтобы Пресвята Богородица защищала тебя, чтобы ты приходил домой живым и здоровым.

Это хорошее, прекрасное благословение, но не в этом заключается сущность молитвы. Молитва – это не упоминание о Боге в самое неподходящее время. Кто Он? Когда мы ложимся спать, когда мы уставшие, когда наши глаза закрываются, когда наши силы ослаблены, большинство из нас вспоминает о молитве. К Богу у нас так много претензий – что Он нас не слышит, что Он отвернулся от нас, что Он отсутствует в нашей жизни, но мы уделяем Ему всего две-три или пять минут. Молитве необходимо уделять время. Чтобы молитва стала встречей с живым Богом, человек действительно должен уделять ей достаточно времени.

Молитва – это большая встреча, потому что в ней встречаются две великие тайны: Бог и человеческое сердце, которое, согласно отцам Церкви, является невероятной и необъяснимой тайной. Мы легко и безрассудно обвиняем людей, обсуждаем их поведение, делаем о них выводы, обвинением их, думаем, что мы все знаем о людях, но на самом деле мы ничего не знаем о них. Другой человек, пусть даже это будет наш сосед, наш муж, наша жена, наш ребенок – это один великий незнакомец, потому что он или она является для нас большой тайной. Почему? Потому что каждый из них скрывает в себе человеческое сердце, а глубина человеческого сердца неисследима. Вот почему мы часто убеждаемся, что можем прожить с человеком много лет, а когда наступает критический момент – болезнь, искушения в отношениях, трудности, которые нас сотрясают, то, наверное, только тогда, в сущности, мы начинаем понимать, кто столько времени жил рядом с нами.

Когда это обычно происходит? Когда мы теряем этого человека. В сегодняшнем Евангелии Христос говорит, что для того, чтобы сберечь свою душу, сначала надо потерять ее (см. Мк. 8: 35). Это имеет двоякое толкование. Одно из них заключается в том, что для того, чтобы что-то получить, нужно чем-то пожертвовать. Одна из основных аксиом, которую зрелый человек знает в своей жизни, это то, что нельзя иметь все – только незрелый человек верит, что может все иметь. Основным признаком зрелой человеческой личности является понимание того, что я не могу иметь все, но я стараюсь хорошо жить с тем, что у меня есть. В этом заключается секрет благословенной жизни. Несчастье начинается тогда, когда я обижаюсь и протестую из-за того, чего у меня нет, и не прославляю Бога за то, что у меня есть. Наш известный поэт Эллитис говорит: «Я люблю тех, кто берет камень и делает из него птицу». Есть так много людей, которые прошли через трудные времена, через тяжелые периоды в своей жизни, и, имея очень мало вещей, в своем сердце они превратили их в нечто очень ценное.

Давайте более подробно рассмотрим три основные ступени, с помощью которых можно достичь состояния молитвы, которая является истинной встречей с живым Богом, а не просто повторением каких-то священных, но для тебя поверхностных слов, потому что каким бы священным ни было слово, если оно не может преобразовать твое сердце, то оно не может дать тебе ничего.

Первое, это то, что говорят святые отцы и Патерики, что христианин должен не просто молиться, он должен дойти до такого состояния, когда его жизнь станет молитвой. Что это значит? Я могу молиться, читать повечерие, участвовать в богослужениях, читать дома молебные каноны, молиться по четкам, произносить Иисусову молитву, но если я это делаю внешне, во мне не происходит внутренней перемены. Я читаю молитвенное правило, которое мне дал духовник, но я по-настоящему не молюсь, потому что не «связался» с Богом.

Молитва – это настоящая встреча с Богом, которая имеет практические, а не теоретические результаты. Цель не в том, чтобы молиться, а в том, чтобы, как говорят святые отцы, самим стать молитвой. Великий святой Феофан Затворник в своих письмах писал монахам и своим духовным чадам: «Молитва – это не стояние перед иконами, а видение Божьего присутствия повсюду». Великий старец Софроний (Сахаров) из Эссекса в Англии, который, надеемся, скоро будет канонизирован Церковью, поддерживал переписку со своей сестрой в России. Она написала ему в одном из своих писем: «В последнее время я разучилась молиться. Я не могу молиться и чувствую, что не способна настоится на молитву». И он ответил ей: «Будь осторожна, потому что то, что ты мне говоришь, как мне кажется, происходит потому, что ты воспринимаешь молитву следующим образом: человек, который стоит перед иконами и читает молитвы».

Просто молитв недостаточно, и поэтому они не совершенны. Я не говорю, что это плохо, но этого недостаточно. Разумеется, человек начинает с повечерия, акафиста Пресвятой Богородице, молебного канона, и все это он делает дома с четками в руках, но смысл в том, что все это делать для того, чтобы соедиться с Богом и с Божией благодатью стать личностью, которая не будет произносить молитву, а сама станет молитвой. Наверное, вы уже спрашиваете себя: «Что это означает?» Это означает: везде, во всем и во всех видеть Божие присутствие, чувствовать сакральность Божиего присутствия, священное чувство Божиего присутствия, тогда все может стать причиной для славословия, молитвы и соединения с Богом. Так делали святые.

Архимандрит Софроний (Сахаров)Архимандрит Софроний (Сахаров)

Если вы прочитаете житие преподобного Порфирия, то увидите, что он во всем видел Христа, что для него все становилось поводом для молитвы, от самой маленькой и простой травинки, пения соловья и так далее.

Однажды вечером, когда преподобный Порфирий лежал истощенный в больнице, у него случился страшный кризис, от которого он чуть не умер, что его сопровождало?

– Звезда, – рассказывал он, – которая сияла, и все видели ее и говорили, что это знак Божиего присутствия.

И это утешало его.

Старец Евмений (Саридакис) – это великий святой нашего времени, о котором преподобный Порфирий говорил:

– Есть один тайный святой. Я хочу, чтобы вы отвезли меня к нему на исповедь.

Этот человек был улыбчивым, радостным, сердечным. Когда он страдал от проказы, ветерок утешал и освежал его. Неужели вы видите в этом что-то странное, что-то «голливудское»? Это простые вещи, через которые святые ощущали Божие присутствие. Они видели Божие присутствие и благословение во всех и во всем – в человеческой улыбке и приветствии, в друге, в человеке, который дал какой-то короткий ответ.

Отец Николай (Сахаров), племянник старца Софрония (Сахарова) и тоже монах в Эссексе, говорит о старце, что вся его жизнь была не просто молитвенным правилом – четки, поклоны, которые совершает монах, но вся его жизнь была молитвой. Каждое его движение было наполнено молитвой, без молитвы он ничего не делал, или, говоря точнее, без молитвы он не жил. Его жизнь была молитвой.

Это наша большая проблема. Мы часто делим неделю и дни и говорим:

– Сейчас самое время для молитвы! Затем я буду делать что-то другое. В воскресенье я собираюсь пойти в церковь. В понедельник я на работе и должен выглядеть по-другому, потому что моя работа – это не храм…

Таким образом в нашей жизни появляется разделение и раздвоение. И самый верный способ это понять – спросить наших детей. Спросите у своих детей:

– Дети, каким человеком вы видите меня дома? А каким вы видите меня в храме? Общаюсь ли я с мамой так же, как разговариваю со священником?

Но чтобы наша жизнь стала молитвой, чтобы встретиться с живым истинным Богом, нужно встретиться со своим истинным «я». Мы сами себе чужие. Подумайте о том, сколько масок мы надеваем каждый день, сколько ролей ежедневно играем. На работе мы – одни, дома – другие, с женой – третьи, с друзьями – четвертые и так далее, в зависимости от того, кто к нам подходит, мы меняемся и вживаемся в разные роли. Поэтому очень важна подлинность, которую мы утратили даже в Церкви. Раньше, если бы ты пришел в монастырь, то увидел бы все духовные харизмы – один монах утешил бы тебя, другой бы был трудолюбивый, третий имел бы практический ум, четвертый имел бы ум созерцательный. Раньше в монастырях можно было увидеть и монаха-молитвенника, и постящегося инока, и веселого черноризца.

В Афинах жил один батюшка – отец Иоанн Радостный. Я видел его на фотографии и слышал его слова, но запамятовал, где он служил. Не знаю, знает ли его кто-то из вас? Знаете, почему люди дали ему прозвище – радостный? У каждого человека, кто приходил к этому священнику, сердце «вскипало» от радости. Отец Иоанн забирал его скорбь и ропот. Как говорит отец Ананиас Кустенис: «Если ты заставишь человека улыбаться, то диавол лопнет от злости». А еще он говорит, что «улыбка – это милосердие». То есть благотворительность – это не просто дать человеку деньги, а утешить его сердце, насколько это возможно избавить его от боли, от проблем, от усталости.

Говоря другими словами, мы не являемся самими собой, и поэтому с трудом можем понять смысл молитвы, когда мы начинаем молиться, если мы постоянно обманываем, если мы не знаем, кто мы, если мы не живем своей жизнью, а живем жизнью другого человека. Мы живем жизнью, которую хотел наш отец, наша мать, кто-то другой, но мы не живем своей жизнью и не являемся самими собой. И как мы встретимся с Богом, если мы не аутентичны и не знаем, кто мы?

Один юноша сказал мне:

– Батюшка, вечером я смотрю фильм, а потом, когда иду молиться, читаю немножко книгу старца Паисия и думаю, что я похож на него.

Этот юноша представляет себе, что, он как старец Паисий, как старец Порфирий. Проблема в том, что ты не такой, как они. Старец Паисий прожил свою жизнь и нашел свой путь к Богу. А ты нашел свой путь к Богу? Поэтому нет большей ошибки и большей хулы на Святого Духа, чем желание копировать чью-то жизнь. И ошибка, которая часто происходит и в церковных кругах, заключается в том, что мы считаем, что подражать святым – это значит копировать их жизнь. Нет, этого нельзя делать, потому что, как говорит старец Софроний (Сахаров), вы напрасно будете искать повторения жития преподобного Никодима Святогорца или жития святого Симеона Нового Богослова в жизни другого человека. У вас ничего не получится, потому что Господь – это личность, и Он создает уникальные, личные и неповторимые отношения с каждым человеком.

Великий румынский подвижник отец Рафаил Нойка говорит: «Человек – это путь к Богу. Каждый человек своим путем приходит к Богу». Потому что мы неповторимы, уникальны, и Господь ищет встречи с нами, а не с кем-то другим, не с нашим воображаемым «я».

(Продолжение следует.)

Иерей Харалампос Пападопулос

Перевел с болгарского Виталий Чеботар
Сайт
Двери на Православието

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.