Ultimate magazine theme for WordPress.

О ПОСТНОЙ ТРАПЕЗЕ

0 83

Протоиерей Лоуренс (Лаврентий) Фарли

Братья и сестры, обычно первый вопрос, который возникает у постящегося, когда начинается Великий пост, таков: «Что же мне можно вкушать, если Церковь сейчас запрещает есть мясо, рыбу и молочные продукты?» Это резонный вопрос. Но нельзя допускать, чтобы через него у нас искажалось понимание того, что такое пост, или создавалось впечатление, что Великий пост – это прежде всего о еде.

Во-первых, в Православной Церкви нет никаких четко установленных правил относительно принятия пищи, какие существуют в иудаизме, исламе или индуизме. Христианство как таковое превосходит понятие религии со всеми ее категориями, включая понятие нечистой пищи. В других религиях есть такое понятие. И иудаизм, и ислам запрещают употребление свинины. В некоторых литературных источниках, относящихся к иудаизму, утверждается, что никто, кто ест определенный вид мяса, не может иметь истинного познания о Боге. Это именно закон. Нечистая еда остается нечистой, несмотря ни на что.

В христианстве ничего подобного нет. Святой апостол Павел говорил: «Я знаю и уверен в Господе Иисусе, что нет ничего в себе самом нечистого; только почитающему что-либо нечистым, тому нечисто» (Рим. 14: 14); «Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою» (1 Тим. 4: 4). Правила поста в Православной Церкви не являются некими законами о еде. Однако мы постимся, воздерживаясь от определенной пищи. Для чего же?

Эти правила и воздержание связаны не столько с желудком, сколько с сердцем. Бог создал человека как совокупность духа, души и тела. Причем эти три элемента иерархически упорядочены: наши тела подчиняются нашим душам, а наши души подчиняются духу. Но у современного человека все перевернуто: над нами властвуют наши телесные чувства, в частности, аппетит, а наша душа послушно следует этим телесным желаниям. Духовная жизнь в этой иерархии обычно занимает последнее место. И пост предназначен для того, чтобы разрушить эту дисгармонию и вернуть нам надлежащий баланс. Воздерживаясь на определенное время от таких продуктов, как мясо, рыба, молочные продукты и вино, мы приучаем тело подчиняться душе.

Вы когда-нибудь видели, как дрессируют собаку? Собака очень хочет лакомство, но хозяин приучил ее не есть его, пока он не разрешит. Великий пост приучает нас подражать послушанию хорошо дрессированной собаки и не вкушать некоторые лакомства до тех пор, пока Святая Церковь не разрешит этого на Пасху. Постом человек говорит своим желаниям: «Не вы мне начальник, но Господь», и делает над собой усилие, чтобы они подчинились духовному началу.

Правила поста, установленные Церковью, выполняют еще одну функцию – объединяют нас в одну семью. Если бы простое аскетическое воздержание было единственным смыслом Великого поста, то в других правилах не было бы необходимости. Каждый человек мог бы сам решить, от чего отказаться на Великий пост и как приступить к своей индивидуальной программе обуздания желаний. Но христианство – это не о философии, а о семье, об общем делании.

В христианстве нет ничего индивидуального, того, что изолирует людей друг от друга. Мы не сами крестим себя, когда становимся христианами, но принимаем крещение от рук другого человека. Мы приходим на Евхаристическое собрание вместе со своими собратьями, чтобы принять Тело и Кровь Христовы из рук священника. Апостольские послания по большей части были написаны не для отдельных людей, а для Церквей, многолюдных собраний. А молитва, которой научил нас Господь, начинается не словами «Отче мой», но «Отче наш». Христианство непрестанно объединяет нас в единое тело, в единую семью: «И вы – тело Христово, а порознь – члены» (1 Кор. 12: 27).

Именно поэтому Святая Церковь постом дает нам единый свод правил, которым должен следовать каждый из нас. Если бы один отказался от мяса, другой от шоколада, а третий от кофе, каждый мог бы получить пользу от своего аскетизма, но общая трапеза стала бы невозможной. Поэтому Церковь приглашает нас стать едиными и трапезничать вместе, разделяя не только одну и ту же Евхаристическую Чашу, но и один и тот же братский и сестринский стол. Пища на этом столе должна быть разрешена каждому, кто желает ее вкусить. Отсюда единый свод правил поста для всех.

Наконец, самое главное в постной трапезе – это то, что все эти предписания о принятии пищи помогают смягчить человеческое сердце и в конечном итоге сподвигают его к стяжанию любви. В одной старой книге я однажды прочитал, что настоящим мужчинам не подобает есть пирожные с заварным кремом. Но это можно перефразировать в нашем случае так: «Настоящие христиане не поедают друг друга». Святой апостол Павел предупреждал нас об этом в послании к Галатам: «Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя. Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом» (Гал. 5: 14).

Как же легко мы можем говорить ранящие слова нашим ближним и уничижать других сплетнями, критикой и оскорблениями! Как учил царь Соломон: «От плода уст человека наполняется чрево его; произведением уст своих он насыщается. Смерть и жизнь – во власти языка, и любящие его вкусят от плодов его» (Притч. 18: 21). И часто мы используем эту власть для смерти, а не для жизни. Святой апостол Иаков предупреждал нас: «Язык укротить никто из людей не может: это – неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда» (Иак. 3:8). Человек приручил животных, но практически никто не может приручить язык. Если кто-то укротил язык, то он достиг зрелости и совершенства: «Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный, могущий обуздать и все тело» (Иак. 3: 2).

Великим постом верующие призываются обуздать язык и полюбить молчание. Некоторые люди, проснувшись утром, включают компьютер, телевизор и радио и оставляют их включенными на весь день. Большинство из нас делают то же самое и с языком – когда мы встаем утром, «включаем» язык и оставляем его активным на весь день. Но Великим постом нужно максимально укротить язык, не пустословить, не празднословить, говорить только тогда, когда это действительно нужно. Это достаточно тяжело. Но и сам пост – труд не из легких. Но только понуждая себя на это, мы можем достичь духовной зрелости. Постная трапеза – это в конечном счете не о еде. Речь идет о достижении духовной зрелости и о нашем приближении ко Христу и друг к другу. Скоро пост закончится, Пасха становится все ближе. И тем больше причин для нас подвизаться сейчас, пока у нас есть такая возможность.

Перевела с английского Александра Калиновская
Сайт
Frlawrencefarley.blogspot.com

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.