Ultimate magazine theme for WordPress.

АПОКАЛИПСИС. СНИМАЯ ПОКРОВ. БЕСЕДА 4

0 26

Светильник Эфесской Церкви

Беседа 3.

С помощью Божией продолжим сегодня наши беседы на тему Откровения апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Мы говорили в прошлый раз, что апостол Иоанн обращается к семи церквям, которые находятся в Малой Азии. Он желает им благодати, мира и силы от Бога, Который есть и был и грядет, и от семи духов, находящихся перед престолом Божиим, и от Иисуса Христа, Который есть свидетель верный, первенец из мертвых и владыка царей земных. Который возлюбил нас и омыл от грехов Своею Кровию, соделал нас царями и священниками Богу и Отцу Своему, грядущему с облаками, и мы все увидим Его – каждое око, каждый человек. Даже те, которые распяли Его. И возрыдают пред ним все концы земли. Ей, аминь (см. Откр. 1: 4–7). Обязательно все это произойдет. А после этого Сам Христос, Который говорил с апостолом и евангелистом Иоанном, продолжает: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорит Господь, Который есть и был и грядет, Вседержитель» (Откр. 1: 8). Мы говорили, что это относится ко Святой Троице, одно из значимых и частых упоминаний о Святой Троице – в тексте Откровения.

Сейчас мы перейдем к девятому стиху первой главы, в котором говорится следующее: «Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове Патмос, за слово Божие и за свидетельство Христа» (Откр. 1: 9). Иоанн – апостол и евангелист, наш брат и соучастник в скорби, царствии и терпении, известный нам, силою Господа нашего Иисуса Христа находился в изгнании на острове Патмос за слово и свидетельство Божие. Он говорит здесь об этом, чтобы дальнейшие слова заслуживали доверия, были заверенными, а не словами, брошенными на ветер, словами неопределенными и неясными, поэтому он называет свое имя, говорит: «Это Иоанн, ваш брат, который участвует с вами в скорбях, в царстве и в терпении силою Иисуса Христа». Говорит, что оказался на острове Патмос, куда его отправили в заключение за свидетельство Христа и за слово Божие.

Видите, что путь святых апостолов напоминал жизнь Христа. Они не были успешными по-мирски, они не были людьми, в жизни которых все шло хорошо, у них не было мирской силы и мирской власти, но это были люди, прошедшие через множество скорбей, трудностей, испытаний, изгнаний. И обратите внимание, что апостол Иоанн написал Откровение в конце своей жизни. Ему было уже много лет, но, несмотря на это, его сослали на остров Патмос. В те времена, конечно, Патмос не был таким, как сегодня, куда мы ездим, чтобы отдохнуть. Это был засушливый остров, неустроенный. И если туда ссылали людей, значит, это было место очень непростое для жизни.

Н. Пуссен «Пейзаж со Святым Иоанном на острове Патмос»

Он оказался там, потому что свидетельствовал об Иисусе Христе, его заключили на Патмосе за благовествование Христово и за слово Божие. Апостол был причастен многим скорбям.

Когда мы говорим «скорби», то подразумеваем не просто огорчения и стесненное положение, в котором оказывались святые. Слово «скорбь» (от греч. «η θλίψη» – «расплавиться») означает «полное сокрушение» (от греч. «λιώνω»), когда человек «плавится», «раздавливается». Поэтому, благодаря скорбям, терпению и вере, святые становились причастниками грядущего Царствия Христова.

Но терпением обладает только тот человек, у которого есть вера. Если у человека мало веры, то он нетерпеливый, хочет, чтобы все происходило быстро, сию минуту и так, как хочется ему. Быстро теряет хладнокровие и надежду и оказывается в состоянии паники. Терпеливый человек верит в Бога и ожидает от Него разрешения обстоятельств.

В десятом стихе читаем: «Я был в духе в день воскресный, и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный» (Откр. 1: 10). Апостол говорит, что находился в состоянии восхищения Духом Святым – так надо понимать слова «я был в духе». Я находился в момент посещения благодати, как сказали бы сегодняшние старцы, имевшие такой опыт. Дух Святой восхищает человека и открывает ему события, которые должны произойти. Как мы уже говорили в предварительных беседах, сегодня многие рассказывают про свои откровения, видения.

Однако опыт посещения Духом Святым отличается от опыта прельщения от сатаны тем, что люди Божии пребывают в сознании, понимают, что происходит, не теряют ясности. Их не покидает сознание, они знают, кто они такие, где находятся, знают, что они видят то, что им показывает Бог, а не некто внезапный, неизвестно откуда пришедший. Знают, что это посещение Божие, а не результат их добродетелей и их собственной силы. А самое главное – эти люди отличаются глубоким смирением. Это люди смиренные, духовные, подвижники, люди, которых знает и о которых может свидетельствовать Церковь.

Явление Богородицы прп. Сергию Радонежскому, фрагмент иконы XVII в. Явление Богородицы прп. Сергию Радонежскому, фрагмент иконы XVII в.

Люди же, которым присущи эгоизм, тщеславие, гордость, считающие, что «только мы, и никто иной», думающие, что все, что они видят и знают, все, что они испытывают, – это неоспоримо и непререкаемо, потому что они так говорят. Такие люди не имеют внутри себя Духа Божия. Они находятся в состоянии прелести, заблуждения. Эгоизм – это печать заблуждения. Смирение – печать благодати. Благодатные люди знают себя, не теряют своей личности. Они не похожи на людей, которые упали, лишились сознания и в таком состоянии видели какие-то вещи, совершали какие-то дела. Потом это может и оказаться правдой, но не надо забывать, что диавол имеет власть, если человек ему позволяет изображать действие благодати. Часто диавол пародирует дела, которые совершает Бог. Он старается вести себя, как Бог, чтобы прельстить людей. Нужно быть очень внимательными. И прежде всего печать истины – это Церковь, потом – святость, добродетельная жизнь и смирение человека, который имеет такой опыт.

Итак, апостол Иоанн в воскресный день пребывал в состоянии благодати. Здесь впервые в Новом Завете первый день после субботы называется воскресным днем («день Господень» в гречеcком – «η ημέρα της Κυριακής»). Так этот день не называли. Это мы, христиане, стали его так называть. Это день Господень, посвященный Господу. Евреи его называли «следующий день за субботой».

Апостол в воскресный день был в благодатном состоянии и услышал громкий голос от Кого-то, Кто находился позади него. Этот голос напоминал звук трубы. Сильный голос. Кто же это говорил? Читаем в следующем стихе: «Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний; то, что видишь, напиши в книгу и пошли церквам, находящимся в Асии: в Эфес, и в Смирну, и в Пергам, и в Фиатиру, и в Сардис, и в Филадельфию, и в Лаодикию» (Откр. 1: 10–11).

Число семь всегда служит признаком полноты, то есть необходимо было донести эти слова до «всей Церкви». Но в особенности тем церквям, которые находились в округе Эфеса: Эфес, Смирна, Пергам, Фиатира, Сардис, Филадельфия, Лаодикия.

Сегодня не существует ни одной из этих церквей. Все они находились в Малой Азии. Забрали их наши друзья-турки. Я говорю об этом, чтобы показать вам, что Бог не связан с местами. У Бога нет географических уз. Доказательством этому служит то, что исчезли все Церкви, к которым обращается Дух Святой. Исчезли они по причине отсутствия нашей сообразительности и разумности. Сохрани Господь! Не знаю, чему еще предстоит исчезнуть. Бог не связан с местом, Он выходит за пределы мест, не зависит от географии и не имеет человеческих чувств и ощущений, не зависит от всего этого. А нам, людям, нужно быть внимательными.

Итак, «напиши это в книгу и разошли семи церквам». Господь перечисляет те Церкви, которые тогда уже были основаны апостолом и евангелистом Иоанном, а далее мы увидим, как он беседует с этими Церквами.

«Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников» (Откр. 1: 12). Апостол услышал позади себя голос, словно голос трубный, говоривший с ним, и обернулся посмотреть, кто с ним говорит и произносит эти слова. Обернувшись, он увидел семь золотых светильников. В греческом языке здесь употребляется слово «λυχνοστάτης» – «подставка», «держатель светильника», а не «λύχνος» – «светильник». Святые отцы объясняют, что здесь сказано «подставка для светильника», потому что Церковь держит светильник, Евангелие Христово. Христос – Свет истинный, а Церковь держит этот светильник, она – подставка для светильника.

«Троица Новозаветная», навершие иконостаса. icon-art.info«Троица Новозаветная», навершие иконостаса. icon-art.info

«И, посреди семи светильников, подобно Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом» (Откр. 1: 13). Посреди светильников он увидел Кого-то, подобного человеку. Почему подобен человеку? Об этом апостол говорит ниже. Он был одет в подир (длинный хитон, закрывающий ноги) и опоясан золотым поясом. Это была одежда архиереев и царей, чтобы показать архиерейское и царское достоинство Господа нашего Иисуса Христа, о котором говорилось во всех пророчествах. Теперь апостол Иоанн наблюдает видение. Практически такое же видение видел и описал пророк Даниил в Ветхом Завете.

Если мы откроем 7 главу, то прочтем о видении Ветхого денми, Ветхого днями, Который явился так же, как Его описывает апостол и евангелист Иоанн. Это еще одно доказательство, что пророки Ветхого Завета видели Христа.

В Новом Завете Христос – воплощенный, как человек, а в Ветхом Завете – без человеческой природы. Христос, Бесплотное Слово, говорил с пророками в Ветхом Завете, а в Новом Завете – Тот же Христос, Слово Воплощенное.

Итак, он увидел Человека, одетого в подир и по персям опоясанного золотым поясом. Отцы задавались вопросом: «Почему пояс был на груди?» Знаете, что пояс имеет символическое значение? В прошлом, в древности, люди всегда носили пояс, и евреи тоже. Вспомним пояс Пресвятой Богородицы.

Ковчег с поясом Пресвятой Богородицы Ковчег с поясом Пресвятой Богородицы

Когда в Писании говорится о святом Предтече и Крестителе Господне Иоанне, там сказано, что он был препоясан кожаным поясом на талии, поэтому и мы, монахи, носим кожаный пояс. И священник во время богослужения носит пояс. Поэтому цари и военные в Ветхом Завете носили пояс. В Писании говорится: «А ты препояшь чресла твои, и встань, и скажи им все, что Я повелю тебе» (Иер. 1: 17). Пояс символизирует целомудрие, воздержание, силу. Это символ умерщвления ветхого человека. Поэтому святой Иоанн Предтеча носил кожаный пояс, чтобы показать умерщвление страстей. Евреи считали, что желательное начало человека находится в области чрева, поэтому там повязывали пояс, символизирующий целомудрие, которое они должны хранить. Помните прежних бабушек, которые всегда носили тоненький поясок? Иногда – тканый. Знаете, у Богородицы был такой же. Когда я жил в Ватопеде и ухаживал за честными мощами, то часто доставал пояс Богородицы из коробочки, чтобы стереть пыль, привести в порядок. Пояс очень маленький, два пальца в ширину. Состоит из трех кусочков. Раньше было больше, но как-то его украли, после чего отцы разрезали пояс, чтобы он не потерялся весь. Он соткан из верблюжьей шерсти, Сама Богородица его соткала, вышила золотой и зеленой нитями.

Позднее императрица Зоя в благодарность за исцеление вышила на этом поясе сверху ту вышивку, которая сохранилась до сих пор. Этот пояс Богородица отдала апостолу Фоме в качестве благословения при их встрече. Мне он напомнил те узенькие пояса, которые всегда носили наши бабушки.

Помню, как моя бабушка, когда шила платья, всегда делала и маленький поясок, который повязывала сверху тех красивых платьев, которые тогда носили женщины. Даже одежда имела значение.

В последовании Таинства Крещения говорится, что новопросвещенный должен надеть хитон, белую шапочку и пояс. Почему пояс? Потому что он теперь воин. Он крестился, поясом опоясался и идет воевать с сатаной, чтобы победить его. Ему нужно быть опоясанным. Поэтому и монах всегда носит пояс. В момент пострига нам дают монашеские облачения, среди которых есть и пояс. Притом пояс кожаный, а не тканевый или какой-то еще.

Святые отцы объясняли, что пояс был надет у Господа на груди, потому что Он был свободным от страстей и греха.

«Глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный» (Откр. 1: 14). Так же описывал и пророк Даниил, когда увидел Ветхого денми (он видел Христа).

Конечно, не нужно думать, что у Христа или у Бога Отца белые волосы. Ничего такого нет, потому что Бог есть Дух. Но Бог явился в таком виде, чтобы апостол Иоанн мог увидеть этот образ и описать его, как имеющего высокий смысл.

Итак, является Ветхий денми, Сам Бог, говоривший с пророками, с пророком Даниилом, который прекрасно описал то же самое видение. Волосы Его были белы, как снег, а очи – как пламень огненный. Описал то, что увидел. «Ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих» (Откр. 1: 15). Халколиван – это сплав той эпохи с добавлением золота и серебра, драгоценный прочный металл. Когда его раскаляли в печи, он весь пылал. И ноги Господа были такими же, как этот металл, раскаленный в огне.

Знаете, что видения от Бога всегда цельные, полные, они никогда не бывают половинчатыми. А в видениях от сатаны всегда чего-то недостает, они не бывают продолжительными, мелькают. Видения от Бога продолжительны, в них никогда нет упущений, словно чего-то не хватает. Те, кто видит сатанинские видения, всегда что-то упускают, всегда в них чего-то недостает, они непродолжительны, постоянно сменяются образы. Дела Божии имеют продолжительность, и они завершенные, поэтому апостол Иоанн описывает здесь видение, которое он наблюдал продолжительное время. Голос Его был, как шум вод многих. Подобно шумящему морю, наполняющему все звуком, слышался голос, говоривший с ним. Представьте себе это поразительное видение, которое созерцал апостол Иоанн!

Остров Патмос, пещера Апокалипсиса Остров Патмос, пещера Апокалипсиса

«Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей» (Откр. 1: 16). Обоюдоострый меч, исходящий из уст Христа, символизирует слово Божие, которое проходит через сердце человеческое. Лицо Его сияло, как солнце, обладающее в этот момент всей своей силой. Такое поразительное видение было явлено апостолу и евангелисту Иоанну Богослову. А затем Христос пояснит ему то, что он видит.

В стихе 17-м он говорит: «И когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся; Я есмь Первый и Последний» (Откр. 1: 17). Кто из людей сможет увидеть такое и устоять? Здесь апостол называет слово «десница» – правая рука Божия. Поэтому мы и крестимся правой рукой, которая считается рукой благословения. Господь положил Свою правую руку на апостола и сказал: «Не бойся, Я есмь Первый и Последний».

Бог удаляет страх от человека. Дела Божии не имеют в себе страха. Человек может на мгновение испугаться, это в нашей природе, но Бог забирает этот страх у человека. Когда действует Бог, не должно быть страха. Присутствует любовь, присутствует мир в душе человека, а страх уходит.

Что означают слова «Первый и Последний»? Это означает всё. Начало и конец. Нет ничего вне Меня. Я есть всё – Первый и Последний. «И живый» (Откр. 1: 18) – Тот, Кто существует, Кто живет.

«И был мертв, и се, жив во веки веков, аминь; и имею ключи ада и смерти» (Откр. 1: 18). Как человек, Я умер, а теперь живу во веки вечные. В бесконечной вечности Я живу и существую. В руках Моих Я держу ключи смерти и ада.

«Сошествие во ад». Миниатюра из Евангелия императора Никифора II Фоки, XI в.«Сошествие во ад». Миниатюра из Евангелия императора Никифора II Фоки, XI в.

Видим Бога Вседержителя, Который ради нас стал Человеком и отдал Себя нам, и мы можем жить, имея отношения абсолютной любви с Богом. Если я люблю Бога и чувствую Его своим Отцом, тогда ничто не может напугать мое существо. Даже сама смерть, когда я соединен, несмотря на свои грехи, с Богом, обладающим безграничной силой и простирающимся везде и всегда.

В 19-м стихе Он продолжает: «Итак напиши, что ты видел, и что есть, и что будет после сего» (Откр. 1: 19). Напиши всё. А дальше, в 20-м стихе, объясняет: «Тайна семи звезд, которые Ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей» (Откр. 1: 20).

То, что ты видел в виде семи звезд, есть Ангелы семи Церквей, о которых Он поясняет далее, что это не ангелы, служебные духи, а епископы церквей, поэтому после Он будет так обращаться: «Ангелу Ефесской церкви, Ангелу Лаодикийской церкви, Ангелу Пергамской Церкви …». Это епископы Церкви, которых Бог, Дух Святой, дает каждой церкви, чтобы быть ангелами Его. Почему они ангелы Божии? Потому что епископ имеет заповедь от Бога передавать народу Божию волю Его, учить народ Божий. Поэтому первое и главное дело епископа – это научение слову Божию. Епископы должны, в первую очередь, этим заниматься. Потому епископ – это ангел Божий, тот, кто возвещает Божию волю, Слово Божие, Царствие Божие.

Итак, эти семь звезд в руках Христовых – это семь епископов церквей. А семь золотых светильников – это семь церквей, к которым обращается Дух Святой. В монастыре Дионисиат и в других монастырях отцы изобразили все эти сцены: Христос среди семи светильников держит в руках семь звезд, и из уст Его выходит меч обоюдоострый, апостол Иоанн пал ниц перед Ним, словно мертвый.

Иисус Христос начинает говорить с епископами семи церквей. Это очень важные слова Христа. Важные и страшные для всех нас и для клириков, епископов, в руках которых находится великая ответственность от Бога. Надеемся, что Бог нас помилует и простит. Но что поделать, если Бог пожелал, чтобы в Церкви служили люди, а не ангелы.

Фреска на западной стене Архангельского собора Московского Кремля Фреска на западной стене Архангельского собора Московского Кремля

Перейдем ко второй главе. «Ангелу Ефесской церкви напиши: так говорит Держащий семь звезд в деснице Своей, Ходящий посреди семи золотых светильников» (Откр. 2: 1). Напиши епископу Эфесской Церкви то, что говорит Держащий звезды в Своей правой руке. Что нам напоминают Его слова «так говорит»? То, как говорил Господь в Ветхом Завете: «Так говорит Господь» (Ис. 43: 1). Эту фразу только Бог может произнести, поэтому, когда иеговисты говорят, что «Христос не Бог», Откровение это в корне опровергает, потому что Христос в Откровении говорит и являет Себя в точности, как Бог в Ветхом Завете. Только Он может сказать: «Так говорит Господь». Только Он может явиться таким же образом, как явился Господь пророку Даниилу.

Далее говорится, что Господь идет посреди семи церквей. Самое великое чудо – это то, что существует Церковь. Вы знаете об этом? Не существует большего чуда. Это я вам говорю, будучи клириком и епископом. Если бы Бог не утвердил Церковь, то она не только рассыпалась бы на части, но нас всех повесили бы на площадях. У нас есть все предпосылки потерпеть катастрофу. Мы являем внешнему миру худший образ, происходят такие вещи, которые человеку сложно придумать. Если бы мы были только человеческой организацией, то она давно распалась бы, нет сомнения. И в тюрьму нас, к тому же, посадили бы. Но то, что Церковь существует до сих пор, держит и спасает мир до сегодняшнего дня – это величайшее чудо Божие, по крайней мере – для Православной Церкви. Поэтому Господь идет посреди церквей, держа в руках семь звезд этих церквей. И мы не должны сильно переживать за Церковь. Не мы спасаем Церковь. Церковь спасает нас. Не мы защищаем Церковь, а Церковь защищает нас и заступается за нас. Христос защищает Церковь, которую Он учредил Своей Святой Кровью.

Итак, Он говорит епископу: «Знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое, и то, что ты не можешь сносить развратных, и испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашел, что они лжецы; ты много переносил и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал» (Откр. 2: 2–3). Господь говорит, что знает его дела, разговаривает с епископом. Это поразительный текст. Господь говорит, что знает о его терпении, каждодневных трудах ради Церкви, мучениях, страданиях, усталости, совершении многих дел. Что он не общается с развращенными, которые воюют против дела Божия, что он не желает содействовать им, что он испытывает тех, которые хотят называться апостолами, показывая, что они лжеапостолы. У епископа были дела, были труды, было терпение, он не связывался со злыми и развратными, не участвовал в их делах, не принимал ложных апостолов.

В третьем стихе говорится, что епископ очень многое претерпел ради имени Божия, но не изнемог во многих трудах. Он не говорил: «Прости, но я уже устал от этого. Не могу больше мучиться, страдать, терпеть во имя Христово». То есть это был епископ, совершивший множество дел в своем терпении, претерпевший множество скорбей и противостояния и никогда не роптавший.

Но что ему говорит Господь? Читаем в 4-м стихе: «Но имею против тебя». Ты можешь совершать дела, ты можешь быть хорошим, не принимать лживых, можешь обладать огромным терпением, но: «Я имею нечто против тебя». Читаем далее: «что ты оставил первую любовь твою» (Откр. 2: 4). Всех нас это затрагивает. Видите, что говорит Бог? «Ты оставил свою первую любовь. Ты не был таким, как вначале. Когда ты начинал, то обладал гораздо большей любовью. Сейчас ты ее оставил».

Всех нас, если обернемся назад, обличат эти слова. Вспомним, какой ревностью мы обладали в молодости. Какая в нас горела любовь к Богу? Сколько старания мы прилагали ради любви к Богу? К сожалению, время, возраст, условия, ежедневные заботы, диавол, наши недобрые дела и грехи охладили нашу любовь к Богу, заморозили ее. А Бог не хочет такого. И мы должны озаботиться этим. Все мы, когда пришли в Церковь, пришли с горячей ревностью, но на этом пути диаволу удалось охладить нашу любовь, снизить ее градус. Вместо того, чтобы возрастать в любви, мы умалили ее.

Далее в 5-м стихе продолжает: «Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр. 2: 5). Итак, Христос говорит ему: «Столько всего хорошего ты имеешь, но ты оставил свою первую любовь, потерял ее, поэтому вспомни, откуда ты упал – где ты был и куда опустился».

А как вернуться назад, к Богу? Покаяться. Снова начать первые дела, которые ты совершал. Как говорил наш приснопамятный геронда, «в ту дверь, откуда упал, и входи обратно». Откуда вышел – туда возвращайся. Если тебя отбросило от той любви, скажем, сластолюбие, то возвращайся воздержанием; если вывело сребролюбие, то входи милостыней; если вывела леность – входи обратно подвигом. Найди причину, почему ты отпал и оставил ту первую любовь.

И покайся, поскорби об этом, измени образ мыслей, вспомни первые дела свои, что ты делал вначале, их и совершай теперь. Они тебя спасут. Вспомни, как ты подвизался тогда, так и сейчас делай. Скорби хотя бы душой, что их не можешь уже совершать. «Раньше я всю ночь стоял на бдении, а теперь у меня болят спина, колени, ноги». Мы говорили, что после пятидесяти начинаются болезни. Все это затронуло и меня. После 50 лет начали болеть ноги и спина, я не могу теперь стоять в храме, начал пить таблетки. По крайней мере, будем каяться, будем сокрушаться об этом и говорить: «Боже, пожалей меня, что я у Тебя такой слабый».

Бог словно говорит: «Если не покаешься, то Я скоро приду к тебе и сдвину твой светильник». Сотворит землетрясение, чтобы разбудить тебя. Что это означает? Искушения, скорби, препятствия – все, что только может человек предположить. «Сдвину светильник – может быть, ты проснешься, придешь в себя». Скажешь: «Откуда я ниспал? Где я был и где – сейчас? Как я жил, когда пришел в Церковь, а как живу сейчас? Хотя бы покаюсь».

А потом, чтобы совсем не лишать человека надежды, Бог говорит ему, словно дает фрукт в утешение: «Впрочем то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела Николаитов, которые и Я ненавижу» (Откр. 2: 6). Он не сказал «ненавидишь Николаитов», которые были еретиками, учениками диакона Николая, одного из семи диаконов, которых избрал Дух Святой. Этот диакон Николай стал еретиком, ересиархом. Диакон Церкви, которого избрал на служение Сам Бог, зашел настолько далеко, что Бог говорит: «Я ненавижу дела его».

Почему Богу были ненавистны его дела? Потому что диакон Николай учил, что люди могут достичь обóжения через безудержное предание плотским страстям. Это было заблуждение, извращение. Аскеты подвизались, чтобы все это отсекать и хранить себя в чистоте, чтобы достичь обóжения. А здесь предлагалось делать все наоборот – погубить свое тело через безмерное предание себя плотским страстям. Поэтому Господь говорит: «Ты ненавидишь эти безудержные плотские извращения, как и Я ненавижу. Поскольку ты их ненавидишь, не хочешь этого, борешься с этим, учишь так народ, я люблю тебя, принимаю дела, которые совершаешь».

Видите, Он не сказал, что ненавидит Николаитов. Мы не ненавидим людей, братья и сестры. Мы не питаем ненависти к еретикам, мы их любим. Еретики – наши братья по плоти, но не по духу. Мы их любим и желаем им спасения, хотим, чтобы они познали Бога, но их дела мы не приемлем, как и грехи. Мы ненавидим греховные дела, а грешников мы любим, не испытываем ненависти к ним, привечаем, помогаем им прийти к покаянию. Но греховные дела не принимаем. Мы не можем принять такие дела.

И завершая это послание к епископу Эфесской церкви, Господь говорит: «Имеющий ухо да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам вкушать от древа жизни, которое посреди рая Божия» (Откр. 2: 7).

Тот, кто победит в своей жизни грех, победит диавола, себя самого, ветхого человека. И тому Бог даст вкушать от древа жизни, которое находится в раю Божием. Это то древо, от которого захотел вкусить Адам и отпал от Бога, которое есть Христос. Христос – это древо жизни, «ядущий его не умрет» (Ин. 6: 50). Христос говорит, что даст тому человеку Себя Самого, чтобы человек соединился с Ним. Древо жизни посреди рая Божия – это Сам Христос. Так завершается первое Послание, обращенное к епископу Эфесской церкви.

Перевела с греческого Мария Орехова
Источник:
www.omilies.net 2010 г.

Митрополит Лимасольский Афанасий

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.