Ultimate magazine theme for WordPress.

БЛАЖЕННАЯ НИНА

0 27

Блаженны нищие духом, 
ибо их есть Царство Небесное 
(Мф. 5: 3)

В апреле 2015 года Дмитрий Анатольевич Медведев, будучи в тот момент Председателем Правительства Российской Федерации, сказал дословно следующее: в 1932 году средняя продолжительность жизни в СССР равнялась 35 годам. Не стоит соблазняться этой цифрой и полагать, что люди, дожив до этого возраста, умирали естественной смертью. Эта цифра – следствие проводимых в стране репрессий. Казни и смертность в лагерях, а еще самый беспощадный враг человечества – голод сильно портили статистику продолжительности жизни в то время. Но мне просто необходимо было знать, сколько в среднем жили тогда люди. Очень скоро я объясню тебе, дорогой читатель, почему мне так важна была эта цифра.

И. Владимиров. «Допрос в комитете бедноты». 1918 г.И. Владимиров. «Допрос в комитете бедноты». 1918 г.

Проанализировав разные источники, удалось прийти к выводу, что со времен псалмопевца Давида мало что изменилось: «дние лет наших в нихже седмьдесят лет, аще же в силах, oсмьдесят лет, и множае их труд и болезнь» (Пс. 89: 10). Получается, что при благоприятных условиях люди и в 30-х годах ХХ века имели возможность дожить до 70–80 лет.

Мне редко приходит в голову начать жизнеописание новомученика с середины его жития, но случай с мученицей Ниной именно такой. В 1932 году на глазах будущей новомученицы были арестованы ее родители. Ясно сказано, что они находились на тот момент в преклонных годах. Более того, их возраст и здоровье не позволили им долго выдерживать условия узилища, и они очень быстро скончались. Нине на момент ареста родителей было 45 лет. Допустим, родителям было по 75. Значит, родили они свою дочь в возрасте примерно 30 лет. В то время к такому возрасту супруги имели уже по 4–5 детей. Нина же была первым и единственным ребенком в семье. В благочестивой семье, как особо указывает житие. Осмелюсь предположить, что она была плодом долгих и усердных молитв супругов о даровании чада. Сколько они просили Господа и Божию Матерь утешить их брак ребенком? Десять лет или больше? Что они обещали Господу в своих горячих прошениях? Мы никогда не узнаем. Но их молитвы точно были услышаны, и Бог даровал им дочь.

Из того, что повествует нам житие далее, становится ясно – Нина не была обычным ребенком. Подобное читаешь в житиях преподобных нашей Церкви: чрезвычайные кротость и смирение с младенчества, молитвенность как дыхание жизни с самых нежных лет, осознанный выбор безбрачия. Да простит меня Господь за такие сравнения, но при чтении жизнеописания Нины в дни ее пребывания в родительском доме невольно приходят ассоциации с детством Божией Матери, рожденной от очень взрослых родителей и отличавшейся беспримерным благочестием с младенчества. Даже мам у них звали одинаково. Это чудо соединения удивительного духовного воспитания с Богом данными внутренними свойствами личности, результатом которого явились кротость, смирение, незлобие, всепрощение и любовь.

Воскресенский собор г. ЛальскаВоскресенский собор г. Лальска

Но вернемся к самому началу. Нина родилась в семье урядника Алексея Кузнецова и его супруги Анны 28 декабря 1887 года в Вологодской губернии. Как ты уже догадался, дорогой читатель, родители любили ее безмерно. Это целое искусство – при такой концентрации родительской любви не создать себе кумира, не воздвигнуть идола из собственного чада. Значит, любовь эта была истинная, просвещенная страхом Божиим, не рождающая эгоизм и капризность дитя, но наставляющая его в любви Христовой. Нина чрезвычайно рано полюбила молитву. В маленьком Лальске, где жила семья, было целых восемь храмов. Очевидно, мама часто водила Ниночку в храм. Да что там водила! Нина пела «Отче наш» еще в утробе своей мамы и причащалась с самого рождения, приносимая в храм на заботливых руках своих родителей. Это очевидно, учитывая обстоятельства ее рождения.

Родители очень хотели счастья для своей любимой девочки, поэтому довольно рано стали приглядываться к добрым семьям, где росли благочестивые мальчики. Но от внимательных, любящих родителей не ускользнуло, что дочь их совершенно равнодушна к мирскому. Круг интересов Нины очень рано обрисовал четкий контур: молитва, духовное чтение, монастыри. Папа при любой возможности покупал ей духовную литературу – очень дорогое вложение по тем временам. В результате у Нины собралась огромная библиотека духовных книг.

Далее житие содержит удивительную подробность: отец выделил Нине целый амбар под келью. Маленькое отступление. Урядник – унтер-офицерский чин в казачьих войсках Русской гвардии и армии, получавший казенное жалованье, очень неплохое по тем временам. Учитывая, что дочь была единственным ребенком в семье, трудно предположить, что в доме урядника Алексея Кузнецова не хватило места для кельи Нины. Тем более житие содержит прямое указание на то, что дом Кузнецовых был огромный, пятистенный, с большой печкой. В чем тут смысл?

Почитаем справочники. «Амбар – холодное строение для склада всякого рода хозяйственных вещей, в особенности же для хранения зернового хлеба и муки. В зажиточном крестьянском быту рубится обыкновенно из хорошего леса в виде прямоугольной клети. Так как хлеб составляет главное достояние крестьянина, то амбары ставятся подальше от жилья, напротив жилых домов на другой стороне улицы, а нередко даже и вне села, за околицею». Юная Нина выбрала себе под келью неотапливаемое помещение подальше от людей… В этом амбаре отец сам построил систему полок – для богатейшей Нининой библиотеки духовного содержания.

Нина молилась непрестанно, знала многие молитвы наизусть. Также наизусть читала Псалтирь. Была странноприимна, милосердна, помогала бедным и нуждающимся, утешала скорбящих.

Фото: Яранская-епархия.рфФото: Яранская-епархия.рф

Мы не знаем, коснулась ли как-то катастрофа 1917 года семью Нины, житие не содержит информации об этом. Учитывая образ жизни Нины, трудно предположить, что она не попала в поле зрения ОГПУ. Однако к уголовной ответственности в период с 1917 по 1937 год она не привлекалась. С 1920-х власти уже соблюдали хоть какие-то рамки процессуальности при обвинении верных чад Православной Церкви, поэтому для возбуждения уголовного дела были нужны свидетели. Очевидно, что против Нины таких свидетелей не нашлось. И смело можно сделать вывод, что люди просто любили ее за милосердие, доброту, простой кроткий нрав, ценили ту помощь, которую она оказывала всем, кто в этой помощи нуждался. И никто не пожелал выступить свидетелем обвинения против Нины. Даже дежурных свидетелей не нашлось, которыми обычно выступали председатель сельсовета, его зам или секретарь.

Невозможно представить, что переживали родители Нины в тот период. Они прекрасно видели все чудовищные изменения, происходившие в стране. Прекрасно понимали, что в ближайшей перспективе может ожидать их возлюбленную дочь за ее мировоззрение, за ее пламенную веру в Бога, за практически монашеский образ жизни, который она вела. И отчетливо осознавали, что ни за что на свете Нина не предаст свою веру, не предаст Христа. Сердца их разрывались от переживаний за свое дитя, но ни одним словом они не пытались повлиять на Нину, изменить ее образ жизни.

И вот наступил 1932 год. В дом Кузнецовых нагрянули каратели с целью ареста всех членов семьи.

Когда читаешь жития святых подвижников, кажется, что это люди, отрешенные от мирского, чуждые эмоций, спокойно взирающие на происходящее с ними и вокруг них. Я так думала и про Нину, столь духовно наполнена была ее жизнь. И это явное мое заблуждение, потому что высота духовного развития не делает человека бесчувственным. Она делает его способным принимать все как из руки Божией, но никто при этом не отменяет человеческих переживаний. И Господь наш Иисус Христос плакал, когда умер Лазарь (см. Ин. 11: 35). А у Нины в момент ареста отнялись ноги. Так сильно она переживала, нет, не за себя – за своих престарелых родителей. Между ними была очень сильная эмоциональная и духовная связь: молившиеся о даровании ребенка родители и вымоленное чадо были объединены одним духовным нервом. Удивительно, но единственная прижизненная фотография Нины – это совместный с родителями портрет. Время так и запечатлело ее для нас: вместе с мамой и папой.

Алексей и Анна Кузнецовы с дочерью НинойАлексей и Анна Кузнецовы с дочерью Ниной

Нину не арестовали, оставили дома из-за разбившего ее паралича. Она так до конца и не оправилась после этого внезапно поразившего ее недуга. Все последующие годы своей жизни Нина передвигалась с большим трудом. Правая рука ее практически не функционировала. Житие говорит нам, что для того, чтобы перекреститься, она была вынуждена левой рукой поднимать правую для крестного знамения. Это было, по всей видимости, промыслительно: на пять лет Нину оставили в покое. У властей рука не поднималась на искалеченную их произволом молитвенницу.

Как уже повествовалось выше, Господь очень быстро забрал арестованных родителей Нины в Свои светлые обители. Как это ни абсурдно звучит, но это было проявлением великой милости Божией. Чудовищные условия тюрем и лагерей были страшнее смерти. Пожилые Алексей и Анна, которые, очевидно, в тюрьме были разобщены по разным камерам, не смогли бы должным образом ухаживать сами за собой. Прибавим сюда скудный паек и широкий спектр инфекционных болезней, хозяйствующих в тюрьмах. Нина в своем новом состоянии тоже не могла бы обеспечить должного ухода за родителями. А уж после вынесения приговора о каком-то уходе за старыми родителями и речи быть не могло: их отправили бы в разные отдаленные лагеря, поэтому Господь позаботился о них Сам. И о Нине Он позаботился тоже. Невероятно, но факт: ей оставили родительский дом, который по реалиям того времени должны были конфисковать. Пожалели из-за постигшего Нину заболевания. Нина же, немного оправившись после болезни, продолжила жить так, как жила до этого: молилась, принимала странных, помогала обездоленным.

Огромный дом Кузнецовых превратился в приют для тех, кого власть лишила всего. В то время семьи арестованных выгоняли на улицу прямо в день ареста. Женщины с малыми детьми оставались без крыши над головой, без теплых вещей, без средств к существованию, без продуктов. Жития святых новомучеников содержат факты, леденящие кровь: отца арестовывали, супругу с детьми выгоняли на улицу и тут же с грудных младенцев, которых матери прижимали к груди, сдирались теплые одеялки, с женщин и детей – пуховые платки. Они оставались на морозе почти в исподнем. Многие очень быстро умирали от пневмонии. Вот такие страдальцы находили приют в доме Нины. Ее дом хорошо знали в округе. И в случае беды сразу шли туда.

В доме Нины никогда не переводились продукты. Она никогда никому не отказывала в ночлеге и постое, поэтому все проезжающие останавливались у нее. Все знали ее дом, знали, что там и ночлег, и тепло, и еда, и постель. Денег Нина ни с кого не брала. Приезжие люди делились мукой, хлебом, другими продуктами, поэтому все обездоленные, жившие в доме Нины постоянно, были сыты. За стол садились в несколько очередей, самовар ставили непрестанно.

Сама же Нина обитала в углу у печки на маленьком чурбачке. Спала по 4 часа в сутки, свернувшись в углу калачиком, натянув на голову одеялко. Ела только сухари, размоченные в воде. Пила только воду. Молилась непрестанно. Ее стали называть блаженная Нина.

Фото: Яранская-епархия.рфФото: Яранская-епархия.рф

В какой-то момент в дом Нины постучали. На пороге Нина увидела часть братии мужского монастыря во главе с игуменом Павлом (Хотемовым); монастырь не так давно был закрыт властями. Она приютила и их. Монахи неукоснительно исполняли весь суточный круг богослужений. В два часа ночи Нина вместе с монахами становилась на молитву. Примерно в это время стали замечать за Ниной необычное. Бывало, идет служба, Нина будто дремлет, но стоит кому замешкаться из служащих, она тут же подсказывает, что дальше. И всегда делает это безошибочно.

Игумен Павел почему-то называл блаженную Нину, которой было под пятьдесят, Нинкой. Видимо, зная ее смирение и кротость перед Господом. Повернется, бывало, к ней: «Нинка, какое зачало Апостола и Евангелия читать?» Нина безошибочно указывала, какое. При этом на «Нинку» она не обижалась.

Из восьми храмов в Лальске к середине 30-х годов остался открытым только один собор. Он был открыт вплоть до 1937 года. Блаженная Нина крепко молила об этом Господа.

В 1937-м власти произвели ряд арестов духовенства и верующих мирян. Были арестованы служившие в соборе протоиерей Леонид Истомин, псаломщик Андрей Мелентьев, староста, певчие и многие прихожане, а также священники ближайших к городу приходов.

31 октября 1937 года арестовали блаженную Нину. Очень долго дело не клеилось: и в этот раз не нашлось людей, готовых дать свидетельские показания против Нины. Власти перебрали всех. Даже из дежурных свидетелей согласился только один – заместитель председателя сельсовета, хотя по процессуальным требованиям свидетелей должно было быть двое. Он показал следующее: «Летом 1936 года, когда сельсовет намеревался закрыть церковь в Лальске, Кузнецова организовала кампанию, приведшую к срыву этого мероприятия, она собирала подписи и проводила собрания верующих, предоставляя для этой цели свой дом. В августе 1937 года сельсовет начал собирать подписи среди жителей Лальска, которые желали бы закрыть храм, но Кузнецова снова собрала собрание верующих в своем доме и, таким образом, сорвала мероприятие, намеченное к проведению советской властью. Когда был арестован псаломщик Мелентьев, Кузнецова сразу же стала хлопотать за него, просить, чтобы его освободили, брала его под защиту». Следствие наконец-то смогло сформулировать обвинение против блаженной.

Из протокола допроса блаженной Нины:

– Следствие располагает данными о том, что вы на протяжении ряда лет предоставляли свою квартиру для сборищ церковников, так ли это?

– Да, у меня в квартире до сих пор проживает священник Павел Федорович Хотемов, а также приходили другие верующие по вопросам церкви и служб.

Ей вменяли распространение слухов о войне. Нина виновной себя не признала.

Фото: Яранская-епархия.рфФото: Яранская-епархия.рф

Восемь лет лагерей… Иначе как сатанинским безумием такой приговор не назовешь: полупарализованная Нина, которая с трудом передвигалась и имела ограниченную подвижность рук, была приговорена к восьми годам заключения в лагере ГУЛАГа НКВД СССР по Астраханской области. Это в ее случае было более жестоко, чем вынесение смертного приговора. Это означало медленную, мучительную смерть. Непостижимо, как блаженная пережила этапирование, перевозку в товарном вагоне, пешие перегоны, понукаемая вооруженными охранниками с собаками… У нее не было родных, некому было позаботиться о ней, хоть как-то облегчить ее участь, отправить посылку с теплыми вещами и продуктами. Бог смилостивился над Ниной так же, как когда-то в такой же ситуации над ее родителями: она недолго мучилась. Через неполные 6 месяцев Господь благословил сретение Нины с ее горячо любимыми папой и мамой. Блаженная Нина отошла в светлые Христовы обители 14 мая 1938 года.

Наталья Ващина

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.