Ultimate magazine theme for WordPress.

О, ДИВНЫЙ ОСТРОВ ВАЛААМ. ЧАСТЬ 1

0 28

Анна Власова

О том, что где-то далеко-далеко на бескрайних просторах нашей необъятной Родины существует остров удивительной красоты с необычным названием Валаам, я узнала еще в раннем детстве. Дело в том, что мои родители увлекались туризмом и очень любили путешествия. Еще в середине 70-х годов ХХ века моя мама в составе туристической группы плавала на лодках по сортавальским шхерам. А после похода туристы дружно сели на кораблик и поплыли на Валаам. После той однодневной экскурсии прошел не один десяток лет, а поседевшие туристы все так же собирались дружной компанией и вспоминали былые походы, сплавы на байдарках и восхождения по горам. Во время таких неспешных разговоров непременно кто-нибудь говорил: «А помните, мы были на Валааме?» Тогда обязательно открывался большой фотоальбом с черно-белыми фотографиями валаамских пейзажей, и дружная компания бывших туристов-походников погружалась в приятные воспоминания.

Слушая рассказы своих родителей, а также их друзей, я поняла, что Валаам – это место удивительной красоты, где просто необходимо побывать каждому уважающему себя человеку. О том, что Валаам – не просто природный заповедник, а монастырь я узнала гораздо позже, впрочем, как и мои знакомые туристы-походники, побывавшие на Валааме в 70-х годах прошлого века. Тогда, в советское время, экскурсовод провел группу по такому маршруту, что не было видно ни одного храма, ни одной монастырской постройки. Путь проходил то по лесу, то по берегу, где открывались красивейшие виды на Ладожское озеро. О том, что не так давно в этих местах звучали слова монашеской молитвы, в ходе экскурсии упомянуто не было. О святости этого места бывшие туристы узнали уже в 90-е годы, когда Валаамский монастырь стал возрождаться.

Тогда же, в начале 90-х годов, в нашем родном городе Н. стали открываться храмы и сформировался монастырь, который постепенно рос и развивался. Время шло вперед. И вот в один прекрасный год от нашего монастыря стали организовываться паломнические поездки, которые со временем становились все более частыми и продолжительными. Я уже выросла и работала в хирургическом отделении детской больницы, когда на дверях храма повесили объявление: «Паломническая поездка на Валаам». О! Это то, что мне было нужно! Я сразу вспомнила рассказы мамы и пожилых туристов-походников, которые когда-то давно, когда меня еще не было на белом свете, оказались в этом удивительном месте. Воспоминания об однодневном посещении Валаама согревали души советских туристов не одно десятилетие. И вот сейчас, увидев на дверях храма объявление, я поняла, что мне просто необходимо поехать на Валаам.

Но вот незадача: период моего отпуска никак не совпадал со временем паломнической поездки. Однако это неприятное обстоятельство не остановило меня. Выйдя на работу, я попросила старшую медсестру перенести мой отпуск на другое время. Но ее ответ не терпел возражений:

– Работать некому! Кто работать будет? Пойдешь в отпуск по графику. Раньше надо было думать! И раньше надо было планировать.

Так я и не попала в тот год на Валаам. Паломники уехали без меня, а я в это время дежурила сутками в больнице. И так продолжалось несколько лет подряд: на работе график отпусков на следующий год составляли в декабре, а график паломнических поездок вывешивали только в марте, и каждый раз мой отпуск по времени не совпадал с паломничеством на Валаам.

Несколько раз я пыталась поехать в простой экскурсионный тур по Карелии, в программу которого было включено однодневное посещение Валаама. И тоже несколько лет подряд у меня ничего не получалось. Каждый год находились разные объективные причины, по которым поездка на Валаам у меня не складывалась. Другие поездки по другим святым местам давались мне легко и без каких-либо усилий с моей стороны, а вот попасть на Валаам я никак не могла…

Историей, а особенно культурой Древней Руси я начала интересоваться еще в подростковом возрасте, поэтому, повзрослев, я стала путешествовать по древним русским городам. Гуляя по улицам Пскова, Новгорода, Владимира, любуясь церковью Покрова на Нерли, я постоянно думала о том, что очень хорошо работать экскурсоводом. Чем больше я путешествовала, тем больше мне хотелось самой проводить экскурсии. Вот только живу я в городе без большого исторического прошлого, где нет потока туристов и где местные жители крайне редко посещают музеи, поэтому профессия экскурсовода не востребована.

Время шло. Я уже окончила Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, когда в один прекрасный день увидела в интернете объявление о том, что Валаамский монастырь проводит набор экскурсоводов на новый туристический сезон. Кандидатам в экскурсоводы необходимо заполнить анкеты, успешно пройти собеседование и обучение, а затем сдать экзамен.

Это было как раз то, о чем я даже не мечтала, но к чему стремилась где-то глубоко-глубоко в душе. Конечно же, я заполнила анкету и отправила ее по электронной почте. Вскоре мне перезвонили и сказали, что моя анкета одобрена и что мне нужно приехать в Санкт-Петербург на собеседование.

– А можно пройти собеседование по телефону или по видеосвязи? – робко спросила я.

– Нет. Собеседование проводится только очно. Мы должны видеть вас, чтобы представлять, кого берем на работу.

Но приехать в Петербург я не смогла, поэтому в тот год водила туристов по Валааму не я, а совершенно другие люди. А моя мечта побывать на Валааме и работать экскурсоводом пока так и осталась мечтой.

2018 год

И вот наконец наступил памятный для меня 2018 год. К этому времени я уже работала в детском саду. Поскольку несколько лет подряд, несмотря на все мои усилия и старания оказаться на Валааме, мои попытки ни разу не увенчались успехом, то и в тот год я даже не удивилась, когда в очередной раз увидела, что от нашего монастыря организуется паломническая поездка на Валаам и что мой отпуск начинается ровно через неделю после того, как группа паломников сядет на ночной поезд до Санкт-Петербурга.

Я даже не пошла к заведующей просить, чтобы мне перенесли отпуск на неделю раньше. «Все равно найдутся причины, по которым поездка для меня не состоится. Опять на Валаам поедут без меня», – грустно думала я. И тут меня ждал сюрприз. Оказалось, что заведующая сама, без моих просьб, решила отправить меня в отпуск на неделю раньше.

До отъезда оставалось три дня. Я позвонила организатору паломнических поездок:

– Здравствуйте, Любовь Андреевна! Я, конечно, понимаю, что звоню уже поздно, что поездка на Валаам через три дня, что все билеты куплены и что все места забронированы, но мне надо поехать!

– Ой, как хорошо, что вы позвонили! Одна паломница сдала деньги, но неожиданно попала в больницу на операцию, – ответила мне Любовь Андреевна. – А я на нее уже и билеты купила, и место забронировала. Так что это очень хорошо, что вместо нее вы поедете. Знаете, что нужно брать с собой? Записывайте. Удобную обувь (мы будем много ходить). Плащ-дождевик (под зонтом гулять по лесу неудобно, да и в чемодане его везти тяжело). Одежду в дорогу лучше брать не светлую, а такую, которая меньше пачкается и легко стирается. Записали? Хорошо. Теперь расскажу план поездки. Вы объявление внимательно читали? Мы едем не только на Валаам. Сначала у нас по программе пять дней в Питере. Будем ходить по православным святыням Петербурга. И к блаженной Ксеньюшке сходим, и у батюшки Иоанна Кронштадтского побываем, и к преподобному Серафиму съездим в Вырицу. И только потом на три дня поедем на Валаам. Гостиница сейчас на ремонте, поэтому жить будем на пришвартованном к берегу теплоходе. А после Валаама на корабле нас отвезут на остров Коневец (там тоже мужской монастырь).

Быстро решив все организационные вопросы, выслушав наставления своей мамы (бывшей туристки) и собрав дорожную сумку под ее чутким руководством, в назначенный день и час я стояла на перроне в ожидании поезда до Санкт-Петербурга.

Я оказалась самой молодой паломницей. Кроме меня из молодежи была только одна девушка – наша прихожанка. В основном ехали женщины пенсионного и предпенсионного возраста. Выглядели они по-разному. Кто-то смотрелся, как настоящая бабушка-паломница в платочке и длинной юбке, а кто-то выглядел, как модная путешественница с короткой стрижкой и в брюках. Из представителей мужского пола с нами ехали два бравых дедочка (тоже пенсионеры).

Я еду на Валаам

Раздался гудок приближающегося поезда. Паломницы засуетились и подхватили чемоданы:

– Едет!

Поезд приближался к перрону. Наконец, он остановился и распахнул двери для новых пассажиров.

– Скорее! Скорее! Не успеем. Поезд стоит всего две минуты, – волновались паломницы, но как оказалось зря: все очутились в вагоне гораздо раньше, чем закончилось время остановки.

Сразу же началась суета и шуршание пакетами – паломницы располагались на своих местах. А потом все постепенно затихло. За окном мелькал типичный пейзаж средней полосы России. Тишину нарушал только мерный стук вагонных колес да голос рассказчицы, которая ехала в паломничество не первый раз:

– Где я только не бывала! И на Соловках, и на Валааме, и на Коневце. Везде хорошо. И от каждой поездки остается свое незабываемое впечатление.

Я лежала на своей верхней полке и думала о том, что о Валааме была наслышана с детства, несколько лет стремилась туда попасть и вот только сейчас наконец-то еду на Валаам. Питер – это, конечно, хорошо. Но я там уже была. Все-таки сколько интересного ни рассказывали бывалые паломницы о святынях Санкт-Петербурга, сколько хорошего ни говорили о Коневце, главной целью моей поездки был Валаам.

Как и обещала Любовь Андреевна, за пять дней пребывания в Питере мы съездили и в Кронштадт, и в Вырицу, и в Старую Ладогу, помолились в часовне блаженной Ксении Петербургской, посетили много известных храмов Санкт-Петербурга. Экскурсовод (очень хороший экскурсовод) рассказал нам много интересного и полезного. О каждой святыне можно написать отдельный рассказ, но не будем отвлекаться от главного.

Вечером перед отъездом на Валаам Любовь Андреевна сообщила всей группе:

– Давайте вместе решать, что будем делать. Мне сейчас позвонили с Валаама. Ладогу третьи сутки штормит. Навигации нет. Корабли не ходят. На завтра синоптики обещают улучшение погодных условий. Но все равно причал в Приозерске принимать корабли не будет. Так что либо мы сегодня в ночь едем до Сортавалы, либо попробуем остаться в Санкт-Петербурге. Что будем делать?

– Поедем в Сортавалу! – решительно ответила я. У меня в голове не укладывалось, что поездка на Валаам может сорваться. Нет! В этот раз все должно быть хорошо, и я все-таки увижу Валаам своими глазами.

– Кто еще что думает? – спросила Любовь Андреевна.

– Едем в Сортавалу, – поддержал меня один голос.

– Конечно, поехали до Сортавалы, – сказал еще кто-то.

– Хорошо. Если возражений нет, тогда я звоню на Валаам и говорю, что завтра утром мы будем на сортавальском причале.

Сразу же начались дружные сборы чемоданов и подготовка к отъезду. Я достала со дна своей дорожной сумки куртку, шапку, теплые носки и положила их на самый верх, чтобы при необходимости можно было сразу достать. Увидев, что я складываю осеннюю куртку, соседки-паломницы, жившие со мной в одном гостиничном номере, подняли меня на смех:

– Лето! Конец июня! А ты куртку с шапкой собралась надевать. Жара на улице! Ты куда ехала?

– Я ехала на север России, на обдуваемый всеми ветрами остров в северной части Ладожского озера.

И тут мои соседки, которые до этого момента весело складывали в чемоданы легкие юбки и летние кофточки, задумались.

– А мы, наверное, ехали на юг, – растерянно произнесла одна паломница, держа в руках футболку с коротким рукавом и глядя на мою куртку и вязаный свитер. – Я даже и не подумала, что надо с собой теплые вещи взять. А ты откуда об этом узнала?

– Во-первых, это логично, потому что и Питер, и тем более Валаам находятся севернее нашего родного города. Во-вторых, мои родители – туристы. Мама еще в советское время ходила в поход по сортавальским шхерам и была Валааме. Отец у меня уже умер, а вот мать меня консультировала, когда я дорожную сумку собирала. А в-третьих, Любовь Андреевна еще перед поездкой подробно рассказала, что нужно с собой брать. Вам она разве ничего не говорила?

– Говорить-то говорила… – вздохнули паломницы. – Вот только мы к ней не прислушались. Лето ведь на дворе, жара…

Так за разговорами вещи были упакованы. В назначенное время группа паломников собралась в автобусе.

– Все на месте? – пересчитала нас Любовь Андреевна. – С Богом! Поехали.

Автобус тронулся с места.

– «Царю Небесный…» – дружно запели паломницы. За окнами замелькали питерские многоэтажки. Автобус направился в сторону Сортавалы.

Причал в Сортавале

Когда я громче всех говорила, что нужно ехать на причал в Сортавале, то, честно говоря, даже не задумывалась о том, сколько туда ехать и по какой дороге. И на тот момент про Сортавалу я знала только то, что говорили про нее мои родители-туристы, а именно: на cортавальском заводе делают самые лучшие лыжи. Вот и все, что я знала об этом городе.

О том, что дорога до Сортавалы давно требует ремонта и состоит из ям и ухабов, я узнала только тогда, когда наш автобус свернул с трассы федерального значения.

На причале мы оказались ранним утром. Белоснежный корабль нас уже ждал. «ВАЛААМ» – крупные буквы на борту сообщали его название.

– Когда отплытие? – паломницы задали Любови Андреевне главный вопрос.

– Не знаю. Мне сказали, что надо подождать, когда Ладога немного утихнет и когда до причала доберется группа из Вологды. Они еще вчера должны были оказаться на Валааме, но из-за шторма едут только сейчас. Пока погуляйте, только далеко от причала не отходите.

Если еще накануне вечером в Питере мы изнывали от жары, то сейчас в Сортавале было пасмурно и холодно, с Ладоги дул пронизывающий ветер. Те, кто не проявили благоразумия, понадеялись на хорошую погоду и не взяли с собой теплые вещи, горячо пожалели о своей беспечности. Они распаковали чемоданы и натянули на себя все, что только можно было натянуть. Благо на причале располагался интересный сувенирный магазин, в котором помимо глиняных кружек, травяных сборов, магнитиков на холодильник и фигурок животных, искусно сделанных из сортавальского мрамора, продавались теплые вязаные вещи. И вскоре наши нерадивые паломницы вышли из сувенирного магазина в красивых теплых гольфах из овечьей шерсти.

Мне же пришелся по сердцу красивый стаканчик для ручек и карандашей, выполненный из серого сортавальского мрамора. Причем он был сделан не в форме простого стакана или подставки, а в форме большого пня, по которому карабкаются три маленьких медвежонка.

Наконец, на причал прибыла группа паломников из Вологды. Началась посадка на корабль. Не знаю, кому как, а мне, безуспешно стремившейся на Валаам несколько лет подряд, небольшой кораблик марки ОМ («Озерный Москвич») показался чуть ли не сказочным белоснежным кораблем.

И вот посадка закончилась. Паломники разместили свои чемоданы и, утомленные ночным переездом, уютно расположились сами. Команда убрала трап, и ОМик «Валаам» отошел от причала. Долгожданное путешествие началось.

Здравствуй, Валаам!

– Царю Небесный…– запела Любовь Андреевна. Молитву тут же подхватили голоса паломниц.

«Ура! Я еду на Валаам! – я еще не верила своему счастью. – Столько раз я слышала восторженные отзывы об этом острове, и вот, наконец, свершилось: я на борту корабля!»

Кто-то из паломниц устроился поудобнее и сразу же после отплытия задремал. Кого-то уже начинало укачивать. Кто-то открыл молитвослов. А мне не сиделось на месте. Я вышла на палубу. Холодный пронизывающий ветер заставил тут же застегнуть куртку и натянуть капюшон. Наш ОМик шел по сортавальским шхерам, по которым когда-то ходила на лодке моя мама. Мне вспомнились мамины пейзажные фотографии.

«Мне обязательно надо сделать хорошие снимки на память», – подумала я и достала фотоаппарат. Мне хотелось запечатлеть каждое мгновение долгожданного путешествия.

Но вот уже сортавальские шхеры остались позади, и наш ОМик вышел в открытую Ладогу. Ветер стал еще сильнее, а крупные волны били о борт так, что брызги летели выше моей головы.

«Как хорошо!» – Меня переполняли эмоции. Шторм на Ладоге казался мне самым настоящим приключением.

– Ты первый раз на Валаам едешь? – заговорила пожилая паломница, стоявшая рядом со мной на палубе.

– Да. А вы тоже?

– Нет, я второй. Любовь Андреевна часто на Валаам паломников возит. В прошлый раз мы плыли, так было солнечно, тепло. И Ладога была спокойная. Тогда я хорошо доехала. А сейчас меня укачивает так, что сил моих нет, – пожаловалась пожилая женщина.

«Да, – задумалась я, – видать, не для всех шторм на Ладоге – веселое приключение и повод сделать интересные фотоснимки. Для кого-то эта поездка – настоящий подвиг».

Чем утешить пожилую паломницу я не придумала, но она, похоже, и не унывала.

– Смотри внимательно, – сказала она мне. – Скоро справа по борту будет виден Никольский скит. Мы уже подплываем.

И правда, очень скоро я увидела остров. Стройные сосны возвышались над волнами, а над макушками хвойных деревьев белел красавец-храм. Пожилая паломница перекрестилась:

– Слава Тебе, Боже! Вот и Никольский скит.

Паломники высыпали на палубу. Кто-то крестился, кто-то фотографировал.

– Смотрите! Купола собора!

На фоне серого неба показались голубые купола Спасо-Преображенского собора.

– Вот мы и добрались до Валаама.

День первый

В тот год паломники жили в каютах пришвартованного к берегу теплохода, потому что гостиница была закрыта на ремонт.

Наш ОМик «Валаам» пришвартовался к борту теплохода. На берегу уже ждал экскурсовод, который должен был сопровождать нашу группу все три дня нашего пребывания на Валааме. Паломницы засуетились, подхватили свои чемоданы и сумки. Началась самая обыденная суета, заселение по каютам, толкотня по узкому коридору теплохода…

Наконец, все собрались на обед. Наш экскурсовод, студент Санкт-Петербургской духовной семинарии, прочитал молитву, и все сели за столы. После ночного переезда, долгого ожидания на причале и путешествия по неспокойной Ладоге, обед показался чрезвычайно вкусным. По окончании трапезы экскурсовод ознакомил нас с распорядком дня и сказал, что через полчаса ждет нас на причале.

В назначенное время все собрались вокруг нашего экскурсовода.

– Дорогие гости, я очень рад вас видеть на берегу Монастырской бухты. Вы – счастливые люди! До вашего приезда трое суток Ладогу штормило так, что ни одна группа не могла добраться до Валаама. А в честь вашего приезда даже ветер утих.

Мы заулыбались и посмотрели на небо, где сквозь серые тучи робко начинало проглядывать солнышко.

– Валаам – удивительное место, – продолжил экскурсовод. – Сюда может попасть далеко не каждый. И дело заключается не только в труднодоступности архипелага. У каждого человека свой путь. Кто-то, неожиданно для себя, утром просыпается с мыслью: «А не поехать ли мне на Валаам?» – и уже на следующий день стоит на берегу Монастырской бухты. А кто-то годами стремится попасть на Валаам, и у него никак не получается.

«О! Это про меня, – подумалось мне. – Я тоже давно хотела сюда приехать. Несколько лет стремилась, и у меня все никак не складывалось по разным причинам».

– А еще Валаам удивителен тем, что каждый находит здесь что-то свое. Кто-то едет поклониться святыням. Кого-то привлекает красота природы. Кто-то ищет тишины и спокойствия… И каждый находит здесь именно то, что нужно ему.

«А что ищу я? Святыни, природу, тишину? Или все вместе?..» – подумалось мне.

Честно говоря, после бессонной ночи, проведенной в дороге, после путешествия по волнам и сытного обеда, мне хотелось спать. Я старалась внимательно слушать экскурсовода, но его рассказ о Валаамском монастыре мне плохо запоминался.

– Давайте подробную экскурсию по Спасо-Преображенскому собору я проведу не сегодня, – предложил экскурсовод. – У нас еще три дня впереди. В соборе вы побываете на службе, а подробную экскурсию я проведу в другой день.

«Да, пожалуй, это будет хорошо, потому что в таком полусонном состоянии я вряд ли что-то запомню», – подумалось мне. Наверное, примерно так же думали и другие паломницы, потому что такое предложение дружно одобрили.

Экскурсовод повел нас в Никольский скит. Как и по какой дороге мы шли, я уже не припомню. Мой мозг проснулся только на берегу Ладоги, где нас вновь встретил холодный бодрящий ветер.

– Мы сейчас стоим у часовни Всех святых, на Валааме просиявших, – рассказывал экскурсовод.

Сонных и уставших после дороги паломников старательно обдувал сильный ветер, словно говоря: «Просыпайтесь! Скоро в Никольский скит придете!» Чайки кружили и будто кричали: «Взбодритесь! Что вы такие сонные?»

Спасибо холодному ветру и чайкам – усталость как рукой сняло. Мы бодро шагали по деревянным мосткам к Никольскому скиту.

– Принято считать, что Валаам – это остров. На самом деле Валаам – это архипелаг общей площадью примерно 36 квадратных километров. В его состав входит около 50 островов. Почему ученые не называют точные цифры? Вовсе не потому, что не умеют считать. Просто уровень воды в Ладоге меняется. Если зима снежная, осадков за год выпадает много, и уровень воды в Ладоге повышается, часть островов скрывается под водой. А если зимой снега мало, да еще и лето жаркое и засушливое, то уровень воды в Ладоге понижается, за счет чего общая площадь архипелага увеличивается. Посмотрите на эту березу, – экскурсовод указал рукой на дерево, выступающее прямо из воды. – Она растет на небольшом островке, который сейчас скрыт под водой, потому что в этом году уровень воды в Ладоге значительно повысился.

Люблю я фотографировать, поэтому старалась запечатлеть и Ладогу, и выступающую из воды березу, и общий вид Никольского скита, который открывался перед нами. Экскурсовод рассказывал нам много интересного. Наконец мы вошли под своды храма. Как же здесь красиво! Яркие красочные фрески на стенах рассказывают житие Николая Чудотворца.

– Давайте споем тропарь святителю Николаю, – предложил экскурсовод.

«Правило веры и образ кротости», – раздалось под сводами храма.

«Господи, как же здесь хорошо», – подумалось мне.

Умиротворенные, воодушевленные паломницы возвращались из Никольского скита.

«Господи, хорошо у Тебя на земле, радостно у Тебя в гостях!»

(Продолжение следует.)

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.