Ultimate magazine theme for WordPress.

ТРУДНОЕ ПРИМИРЕНИЕ

0 21

Это событие, произошедшее во времена «перестройки», надолго запомнилось маленькому дружному коллективу корректоров в одном из московских издательств. А началось все так.

Икона преподобных Ксенофонта и МарииИкона преподобных Ксенофонта и Марии

Как всегда, Соня заявилась на работу к началу обеденного перерыва. Надо же оправдывать свое имя!

– Так… По какому случаю праздник? – строго спросила она, оценивающим взглядом окидывая накрытый к чаю стол.

– В отпуск ухожу, – доложила Маша.

– Соскучишься – приходи.

– Если она соскучится, ей не на работу надо, а к врачу, – возразила Инна.

– Прямо-таки как в анекдоте получается, – тихо заметила Рита. – Поднимается человек в 10 вечера с рабочего места и начинает собираться домой. «Ты куда это?» – спрашивают возмущенные сослуживцы. «Имею право: у меня отпуск», – отвечает он.

– Это про нас, – взгрустнула Зина.

Привыкшие к сверхурочной работе коллеги, научившись радоваться каждой приятной безделице, солидарности не выразили, за исключением Аллы, разговаривавшей в это время по телефону. Однако ее расстроенное лицо скорее всего было реакцией на услышанное в трубке сообщение. Так и оказалось.

– Девочки, помолитесь о моем племяннике – отроке Илье, – попросила она.

– Колись, что случилось! – сурово потребовала Соня.

– Из дому ушел.

– Почему? – прокурорским тоном поинтересовалась Инна, и пятидесятилетние «девочки» из дотошных расспросов «с пристрастием» и сбивчивых ответов до малейших деталей восстановили обстоятельства исчезновения подростка.

Оказалось, его родители регулярно, с периодичностью два раза в день, довольно экспрессивно «выясняли отношения», и Илья, поначалу сжимавшийся от их криков, словно листочки мартовской мимозы, в последнее время, напротив, стал ощетиниваться ежом, слыша родительский крик. Естественно, женщинам было жаль обезумевших от горя родителей, но и состояние ребенка, глубоко раненного их распрями, не могло не встретить сочувствия.

– Пока они не осознáют, что творят, никакие святые им не помогут, – категорично заявила Рита, самая молодая из «девочек», имевшая, однако, самый солидный стаж воцерковления. Она тут же втихомолку стала молиться преподобным Ксенофонту и супруге его Марии. Сказочно красивая, но не сказочно трагическая история их жизни некогда глубоко поразила ее воображение.

Один из знатнейших сановников Константинополя, Ксенофонт, не кичился ни своим высоким положением, ни благородством происхождения, ни многочисленными добродетелями. В любви и согласии жил он с супругой своей Марией, так же богато украшенной благочестием, как и он, воспитывая детей своих Иоанна и Аркадия в верности заповедям Божиим, в милосердии и смиренномудрии. Желая дать сыновьям блестящее образование, родители отправили их учиться эллинской премудрости в финикийский город Бейрут, славившийся своими школами.

Пока юноши обучались всяческим наукам, отец их тяжко заболел и стал готовиться к отшествию в вечность. Не надеясь на выздоровление супруга, Мария послала в Бейрут известие о том, что Ксенофонт находится при смерти и желает видеть своих сыновей. Те тотчас же поспешили домой: проститься с отцом и получить его благословение.

Ксенофонт настолько обрадовался приезду сыновей, что почувствовал себя лучше и смог произнести последние наставления. Иоанн и Аркадий со слезами умоляли отца не оставлять их. Во сне Ксенофонт получил откровение, что дни его жизни продлены, и поспешил сообщить радостную весть домочадцам. Семья ликовала и славила Бога. Отец пообещал сыновьям, по окончании ими учебы, устроить их законный брак и, снабдив всем необходимым, посадил на корабль, отправлявшийся обратно в Бейрут.

Путешествие недолго было благополучным: началась сильная буря, и корабль стал погружаться в море. Пламенно и слезно молились Иоанн и Аркадий о спасении, но корабль неумолимо шел ко дну. Братья видели, как корабельщики погружаются в шлюпки, спешно покидая тонущий корабль, как рушатся мачты и ломаются корабельные снасти, как волны захлестывают жалкие остатки судна, и готовились к неизбежной гибели, оплакивая свою бесславную, безвестную кончину, неутешное горе родителей и умоляя Бога не разлучать их по смерти.

Ксенофонт и Мария с сыновьями. Миниатюра из Минология Василия II. IX в.Ксенофонт и Мария с сыновьями. Миниатюра из Минология Василия II. IX в.

Когда корабль разбился, братья со своими рабами ухватились за доски, и волны разнесли их в разные стороны. Все были спасены, но никто не знал о судьбе остальных, и каждый из братьев не столько радовался своему избавлению от смерти, сколько горевал о гибели другого. Иоанн, выброшенный волнами в Месопотамии, решил поступить в монастырь. Возблагодарив Бога за благой Его Промысл, он стал просить, чтобы Господь и Аркадия, если он жив, привел к иноческой жизни, а также устроил спасение их рабов.

Аркадий тоже молился о спасении брата. Отправившись в Иерусалим, он встретил по дороге прозорливого старца, который утешил его, известив о том, что Иоанн и все слуги их живы и здоровы, подвизаются в монастырях, и предрек скорую встречу с ними. Изумленный и обрадованный Аркадий попросил старца стать его духовным наставником. Тот, согласившись, год научал Аркадия иноческой жизни и духовной брани с невидимым врагом в лавре святого Харитона, а затем отправился в пустыню, обещая встретиться с Аркадием по истечении трех лет.

Два года прождав известия от сыновей, Ксенофонт, удивленный их молчанием, отправил раба в Бейрут на поиски юношей. Не найдя их там, слуга пошел в Афины, и тоже безрезультатно. Смущенный и обескураженный, возвращался он в Византию.

Остановившись в гостинице на отдых, раб встретил шедшего на поклонение Иерусалимским святыням инока, в котором не сразу узнал своего бывшего товарища, сопровождавшего братьев в ту злополучную поездку. Поведав о кораблекрушении, приятель высказал предположение, что он один остался в живых. Не желая огорчать господина своего страшным известием о гибели сыновей, он решил стать иноком.

Горько зарыдал раб, услышав печальную весть, и решил не возвращаться в Константинополь, дабы не сразить своих господ прискорбным сообщением и не оказаться виновником их преждевременной смерти. Но его уговорили отправиться домой и все без утайки сообщить хозяевам.

Вопреки его ожиданиям, Ксенофонт и Мария мужественно и с твердой верой встретили трагическую весть. На рассвете, когда оба супруга легли отдохнуть после бессонной ночи, проведенной в молитве, они увидели один и тот же сон – сыновей, стоящих пред Престолом Божиим в великой славе, и, поняв, что дети их живы, решили отправиться в Иерусалим.

Много чудесного произошло с ними в пути. Супруги обошли святой град, его окрестности и в одном из монастырей встретили своего бывшего раба, тоже ставшего иноком, которому они, господа, кланялись, почитая в нем святой иноческий образ. О дальнейшей участи своих спутников после кораблекрушения он ничего не знал. По пути в иорданские страны Ксенофонт и Мария встретили святого старца-прозорливца, духовного наставника Аркадия, который поведал им, что дети их живы и скоро они увидятся.

Храм Гроба ГосподняХрам Гроба Господня

Расставшись с супругами, старец поспешил в Иерусалим и, побывав в храме, сел отдыхать возле Голгофы. Проходивший мимо юный инок, приблизившись к прозорливцу, поклонился ему до земли. «Где ты был доселе? Твои родители давно разыскивают тебя по всему городу, господин мой Иоанн, прибывший в Иерусалим на поиски брата», – обратился старец к юноше.

Поняв, что перед ним прозорливец, Иоанн умолял его открыть, где найти брата. Старец повелел Иоанну сесть рядом. Вскоре подошел Аркадий, сильно изменившийся за время суровой постнической и подвижнической жизни, и радостно приветствовал старца, сетуя на долгую разлуку. Видя, что братья не узнают друг друга, духовный наставник Аркадия стал расспрашивать Иоанна о том, кто он и откуда, и задавал вопросы до тех пор, пока, наконец, каждый из них не прозрел в незнакомце родные черты. Через два дня произошла похожая встреча родителей с сыновьями. Восславив и возблагодарив Бога за Его благой Промысл, Ксенофонт и Мария просили старца постричь их в иноческий чин.

Верно и ревностно послужив Богу, все они, и родители, и дети, сподобились великих и щедрых духовных даров: чудотворения, прозорливости, исцеления слепых, изгнания бесов – и по отшествии от земной жизни были причислены к лику святых.

***

Прочитав трогательное повествование об этой дивной встрече, Рита подивилась, как чудесны и необыкновенны бывают судьбы людей, ходящих пред Богом, но она и помыслить не могла, что ей самой не раз придется обращаться за помощью к этим святым.

Первый раз она помолилась преподобным Ксенофонту и Марии через год после гибели брата. Престарелая мать Риты, Калерия Александровна, не могла смириться с потерей сына, и это стало самым настоящим горем для всех окружающих, не говоря о ней самой. У дочери сердце разрывалось на части при виде материнской скорби, но старушка ожесточенно отвергала любые проявления нежности и слова сочувствия. Иконы, которые Рита дарила матери в надежде, что они утешат ее, та засовывала куда-нибудь подальше, в темные углы шкафа. Тогда Рита со слезами начала умолять преподобных Ксенофонта и Марию, чтобы они помогли матери справиться с неутешным горем.

Потихоньку старушка смягчалась и возвращалась к жизни, а через некоторое время и сама уже советовала знакомым прибегать к этим угодникам Божиим. Однажды, правда, обращение к ним осталось неуслышанным: соседка, горюя об исчезновении внука, кинулась к экстрасенсам с вопросом, жив ли юноша. Те отвечали, что жив, а святые Ксенофонт с Марией были безответны.

– Пусть сначала определится, к кому ей прибегать за помощью – к Богу или диаволу, – резко сказала дочь Калерии Александровне, удивлявшейся, почему такие добрые и отзывчивые святые не откликаются на молитвы соседки. Этот случай обогатил Риту новым знанием: хочешь быть услышанной Богом и Его угодниками, не удаляйся духом от Него.

***

На следующий день Аллы на работе не было.

– Пошли, девочки, отравимся в столичном общепите, – предложила Инна в обеденный перерыв.

– Хоронить за свой счет будешь? – осведомилась Рита.

– Нет, за счет издательства.

– Тогда пойдем.

– Я – пас, – отказалась Соня и поспешила в близлежащий храм к своей любимой Феодоровской иконе Божией Матери, на протяжении многих столетий покровительствовавшей династии Романовых.

Феодоровская икона Божией Матери Феодоровская икона Божией Матери

Интересна и удивительна судьба этого древнейшего образа, изначально находившегося в монастыре близ Городца. Когда Батыевы воины сожгли обитель, ни у кого не оставалось сомнений, что икона сгорела вместе с ней, но князь Костромской Василий, прогуливаясь однажды по лесу, обнаружил ее на сосне. Едва князь коснулся святыни, как она поднялась в воздух. Отправившись в Кострому, Василий собрал иереев и повел их к месту чудесного обретения иконы, опять оказавшейся на сосне. С великим благоговением и почетом доставили святой образ в костромской собор святого мученика Феодора Стратилата.

И вновь история повторится: храм сгорит – икона останется целой и невредимой. Через несколько лет она спасет костромичан от татарского нашествия: когда враг подступит к городу, жители, не надеясь на свои силы, слезно помолятся Пресвятой Богородице и, взяв икону, выступят навстречу неприятелю – тот в панике и смятении бросится бежать, ослепленный ярким сиянием, исходящим от чудотворного образа.

Святыню водворят на прежнее место. И опять загорится собор. И костромичи, кинувшись спасать икону, увидят, что она стоит в воздухе над пламенем. Много исцелений и чудес подаст она всем притекающим к ней с верой, любовью и надеждой.

То ли оттого, что особенно трогателен и утончен был на ней прекрасный лик милостивой Богородительницы, то ли потому, что Соня свято почитала Царскую семью и дорожила всем, что с ней связано, но прибегала женщина к этому образу с живым чувством и в исключительных случаях. Вот и теперь, скорбя, жарко выпрашивала она у Небесной Владычицы утешения и вразумления родителям пропавшего отрока Ильи.

***

Алла пришла только через три дня, осунувшаяся и посеревшая.

– Нашли? – тревожно глянув на нее, спросила Соня, хотя можно было и не спрашивать.

Алла лишь отрицательно мотнула головой.

– Я слышала, бухгалтер нашего издательства готовится к инфляции: скупает в супермаркетах платья на размер меньше – на случай, если во время кризиса похудеет, – желая разрядить обстановку, пошутила Зина, намекая на необъятную талию главбуха, но на нее так посмотрели, что она осеклась на полуслове.

На сей раз в храм поспешила Рита, затеплив свечу перед иконой Богоматери «Умягчение злых сердец», а заодно попросив святых мучеников Гурия, Самона и Авива положить конец постоянной вражде супругов.

Примирение было долгим и трудным: сначала взаимные обвинения в беде и несложившейся жизни, потом понимание доли своей вины в случившемся, слова извинения и, наконец, обоюдное желание исправить жизнь. И тогда, ни раньше, ни позже, Илья нашелся. Со стороны все выглядело буднично и просто: сбежал мальчишка из дому, погулял и вернулся, и только спасенная семья знала, что теперь их жизнь пойдет по-иному.

Людмила Колокольцева

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.