Ultimate magazine theme for WordPress.

ПРИМЕР ДИАНЫ ДАЕТ СИЛЫ ЖИТЬ

0 21

Ирина Крихели

Часто, когда накрывает отчаяние, когда кажется, что все возможное уже сделано и больше изменить ничего нельзя, Бог посылает такие обстоятельства и людей, что все несбыточное, о чем и мечтать не смеешь, вдруг становится возможным.

Мы с мужем поженились двадцатилетними. О детях сначала не думали, виной тому были тяжелые девяностые годы в Грузии. Голод, холод, ночные очереди за хлебом, радость самому элементарному – наличию хоть иногда света, газа, когда самим выжить было уже непросто, а тем более – с ребенком. Но прошли, наконец, тяжелые годы, жизнь постепенно налаживалась, а детей у нас все не было.

Мы с мужем молились, ездили по святым местам, которых в Грузии немало, с прошением о даровании нам ребенка, но тщетно. Врачи тоже ничего серьезного не находили, ничем помочь не могли, и в конце концов, бесплодно прожив в браке шестнадцать лет, мы решились на усыновление ребенка. Я в это время работала в детском доме неподалеку от Тбилиси, но усыновить там ребенка не получалось. Это был детский дом семейного типа: дети, находящиеся здесь без родителей, имели родственников, которые официально не оформляли отказ от ребенка. Вообще детей, подлежащих усыновлению, в Грузии крайне мало. В случае смерти или отсутствия родителей по каким-то другим причинам родственники обычно не оставляют ребенка и воспитывают его сами или не отказываются от ребенка официально, поэтому очередь на усыновление растянута на годы. Но так как другого пути не оставалось, то мы обратились в органы опеки и попечительства, где нам сказали, что дети на усыновление есть в Аджарии, в Махинджаурском детском доме, и нам можно туда съездить.

Мы, наскоро собравшись, купили билет на поезд и поехали. По приезде туда нам показали девочку, которую, я боялась, мы не довезем до Тбилиси. Она была очень слаба, ребенок горел от высокой температуры, и я им стала доказывать, что ребенка надо сначала вылечить. Еще нам показали мальчика, у которого была деформация ножек и позвоночника, и сказали, что он вряд ли сможет ходить. Мы не решились его забрать, и потом этот мальчик долго стоял у меня перед глазами…

Позже мы пытались взять на усыновление ребенка из России. Перевели все документы на русский язык, каждый из которых надо было заверить нотариально, и муж поехал в Ставрополь, к своей сестре, проживающей там. Но и в Ставрополе все было тоже непросто. Нам сказали, что во время процедуры усыновления необходимо будет приезжать на все заседания суда и мне, и мужу, что для нас было весьма непросто из-за отсутствия средств. Да, мы носители русского языка и культуры, но являемся гражданами другого государства, и это осложняло дело.

В общем муж, по приезде оттуда, сказал, что больше ничего предпринимать не будет, и надеяться нам больше не на что. Я не хотела с этим мириться и отнесла все документы в наши местные органы опеки, чтобы нас поставили в очередь на усыновление. Там меня предупредили, что очередь очень большая, на несколько лет вперед, и ребенок может быть не совсем здоровым. Но так как больше ничего сделать не представлялось возможным, то нам оставалось только ждать и надеяться…

Правда был еще один вариант: «добрые» люди настойчиво предлагали нам купить ребенка. В то время такой незаконный бизнес в Грузии и правда существовал, но для нас, даже если бы у нас имелись для этого достаточные средства, это было абсолютно неприемлемо.

А дальше произошло то, во что мы никогда не поверили бы, не случись оно на самом деле.

Однажды, выйдя после службы из нашей тбилисской русской церкви святого благоверного князя Александра Невского, я познакомилась с женщиной, Тамарой. Такое горе было в ее глазах, что пройти мимо казалось просто невозможным, и мы разговорились. Оказывается, в церковь ее привела огромная беда: ее дочка Диана, только закончившая школу, упала с обрыва и сейчас лежит в больнице после операции в очень тяжелом состоянии. Мать девочки просила прийти навестить и поддержать ее дочку в больнице, так как они были не из Тбилиси, и здесь в городе их никто не знал.

Церковь святого благоверного Александра Невского (Тбилиси, Грузия) Церковь святого благоверного Александра Невского (Тбилиси, Грузия)

Придя навестить Диану, я увидела совсем юную девушку, в больших карих глазах которой застыла боль. Операция была проведена, но врачи больше ничего сделать не могли и никаких гарантий, что Диана когда-то встанет и будет ходить, не давали, потому что травма была слишком тяжелой, и перелом позвоночника произошел в двух местах.

Было очень больно видеть страдания девочки и не менее тяжко – страдания родителей, убитых горем. Отец, сам инвалид, стоял над дочерью и днем и ночью. Мать старалась принести еду, раздобыть дорогостоящие дефицитные лекарства, назначаемые врачами Диане, что для родителей было очень непросто.

Мы с мужем стали навещать Диану, приносили соки, продукты, поддерживали ее и родителей девушки, как могли.

В один из моих приходов Диана спросила меня о том, почему у нас нет своих детей, и полушутя попросила: «Можно, я буду вашей дочкой?» Я с улыбкой согласилась, ведь по возрасту Диана годилась нам с мужем в дочери. Меня очень тронул порыв девушки, тяжело страдающей, но даже в таком состоянии пытающейся нас как-то поддержать.

Вскоре я не смогла навещать Диану, так как стала плохо себя чувствовать. Не понимая причину своего недомогания, я проходила разные обследования, а когда, наконец, поняла, то поразилась: оказалось, что я беременна! И это после шестнадцати лет ожидания!

Врачи назначили мне постельный режим, и мне пришлось его выполнять. Муж, в очередной раз придя навестить Диану, рассказал ей и ее родителям эту новость. Они были за нас безмерно рады, передавали мне самые лучшие пожелания. Вскоре Диану выписали, и родители увезли ее домой.

Беременность моя была очень нелегкой, мне по большей части пришлось все время лежать. Токсикоз был такой силы, что под конец не спасали и капельницы. Но сознание того, что у нас наконец, после стольких лет ожидания, родится свой, столь долгожданный малыш, придавало сил. Через девять месяцев наш мальчик появился на свет. Мы назвали его Владимиром в честь моего дедушки, с младенчества воспитавшего меня и заменившего мне отца.

Диана и ее родители, узнав об этом, очень радовались за нас, поздравляли. Мы часто общались с ними по телефону, а я все это время думала: «Не Диана ли вымолила у Господа для нас ребенка?»

И как только представилась такая возможность, мы поехали к ней вместе с сыном. Когда я спросила Диану, не она ли молилась, чтобы Господь после стольких лет ожидания послал нам дитя, она ответила, что молилась за нас Пресвятой Богородице, чтобы Она послала нам ребенка, и была уверена, что Пресвятая Богородица обязательно услышит и поможет.

В тот приезд мы смогли побыть там совсем недолго, но Диана все равно очень благодарила, говорила, что наш приезд ее сильно поддержал, а нашего мальчика она полюбила и считает своим сыном тоже.

В их селе жил батюшка, который крестил Диану во младенчестве. Этот батюшка, прошедший Афганистан и успевший много повидать в своей жизни, часто говорил маме Дианы:

– Пример Дианы дает силы жить!

Со временем Диана поступила учиться в тбилисский колледж на IT-специалиста. Директор колледжа специально для нее выделил комнату, создал необходимые условия, чтобы она могла заезжать и выезжать оттуда на своей инвалидной коляске.

Закончив колледж, Диана уехала домой и вскоре познакомилась с одним человеком, Георгием, который стал ее мужем. Переехав в Тбилиси, Диана стала заниматься фехтованием и приняла участие во многих чемпионатах Европы и мира, завоевав для Грузии пять наград – одну серебряную и четыре бронзовые. По словам Дианы, победы дались ей очень нелегко. Иногда ей казалось, что ее рука уже падает от напряжения и усталости, и только невероятным усилием воли она продолжала сражаться до последнего.

Диана смогла не только принести победы своей стране, но и путешествовать с мужем, который сопровождал ее на всех чемпионатах, всячески поддерживая, побывать во многих странах, посмотреть мир, что для нее, чье пространство долгое время было ограничено только пределами одной комнаты, было, конечно, невероятным.

До встречи Дианы с Георгием мы не верили, что в ее состоянии вообще возможно выйти замуж, тем более за здорового парня. Но Господь опроверг это, в очередной раз доказав, что для настоящей любви нет ничего невозможного.

Узнав историю Дианы, меня многие спрашивают: «Она сначала вышла замуж, а потом получила травму?» И когда узнают, что она вышла замуж, уже будучи прикованной к инвалидному креслу, очень удивляются.

Правда, поступок Георгия является доказательством того, что надо любить и надеяться на Божию помощь, несмотря ни на что. Ибо на кого еще Георгию было надеяться, женившись на девушке, прикованной к инвалидному креслу? И Господь не посрамил его упования! Когда Георгий потерял работу, их единственный заработок, то Господь послал работу Диане, и теперь она работает в аппарате Парламента с людьми с ограниченными возможностями.

У семьи не было своего жилья, они ютились в крошечной съемной квартирке, где для коляски Дианы было очень мало места, и Господь помог им и в этом. Когда семья взяла в ипотеку новую квартиру, выплата за которую растянулась бы на несколько десятков лет, то денежных призов, полученных Дианой за победы в чемпионатах, хватило на то, чтобы вскоре полностью ее выплатить. В этой квартире Георгий устроил все для того, чтобы Диана смогла везде проехать на своей коляске. А вскоре прямо в их доме открыли большой магазин, единственный магазин у нас в районе, адаптированный для инвалидов – колясочников.

Но самый главный подарок от Господа ждал Диану и Георгия впереди. Господь, видя, как она за нас когда-то переживала, совершил чудо, подарив и Диане радость материнства! В августе этого года их сыночку будет уже пять лет, и, глядя на него, начинаешь верить в то, что самые невероятные мечты сбываются!

* * *

Когда моему малышу было два года, раздался звонок.

– Вам звонят из отдела опеки и попечительства. Ваша очередь подошла, на усыновление имеется мальчик, правда, он не совсем здоровый. Но Вы придите, посмотрите.

Я сначала даже не поняла, о какой очереди идет речь. А когда поняла, ответила, что у нас за это время уже родился свой. Они меня поздравляли, но сказали, что все равно надо прийти и документально подтвердить отказ, потому что очередь огромная, на многие годы, и люди ждут…

Я желаю всем, кто уже отчаялся и не верит в то, что в их семье когда-то зазвучит детский смех, просить и верить. Ведь для Бога нет ничего невозможного! Пример нашей семьи и пример семьи Дианы – лучшее тому доказательство.

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.