Ultimate magazine theme for WordPress.

ВЕЛИКИЕ ЖЕНЩИНЫ. ПРЕПОДОБНЫЕ ЕВФРОСИНИЯ МОСКОВСКАЯ ЕВФРОСИНИЯ ПОЛОЦКАЯ

0 26

Любовь Акелина

Преподобные Евфросиния Московская и Евфросиния Полоцкая – две великие женщины Руси, которые, несомненно, повлияли как на церковную жизнь, так и на русскую культуру. Их значение огромно, и между этими святыми есть духовная связь. В рамках проекта «Говорим» Духовно-просветительского центра Сретенского монастыря в день, когда Церковь молитвенно чтит память святой Евфросинии – в миру Евдокии – великой княгини Московской, предлагаем беседу о житиях преподобных со сценаристом, писателем и режиссером Любовью Сергеевной Акелиной.

– Мне удалось и посчастливилось снять достаточно много документальных фильмов, посвященных Русской Православной Церкви, храмам и монастырям Москвы. И среди них фильмы о Евдокии Московской, в иночестве Евфросинии, и о Вознесенском монастыре, который она построила в начале XV века при преподобном Сергии Радонежском. Я сняла три фильма, посвященных ее супругу, князю Димитрию Донскому. Цикл этот называется «Димитрий Донской. Государь. Воин. Отец». И 11 серий фильмов под общим названием «Женская душа Москвы». Очень давно меня волновала эта тема, давно я стучалась в разные двери, просила финансирования. Но, слава Богу, правительство Москвы нам помогло. Серии фильмов о выдающихся женщинах Москвы, начиная с матери Юрия Долгорукова, появились и на телеканале «Спас» и были показаны в прошлом году.

– Перед тем, как мы поговорим о жизни преподобной Евфросинии Московской, расскажите, почему Вы так любите именно эту святую?

– Вы знаете, это действительно случай. Конечно, каждый случай обоснован, и для нас, людей верующих, это имеет значение. Где-то в 1990-е годы собралось несколько человек, которые хотели рассказать о женщинах, которые так или иначе повлияли на развитие русской истории. Иногда очень сложно рассказывать об истории. В основном в школе это сводится к какому-то набору цифр, фактов, мужских имен, войн, поражений и так далее. А когда начинаешь говорить о женщинах в этой истории, то она становится намного ближе и понятнее.

Мы получили благословение священноначалия на свою деятельность и начали собирать буквально по крупицам информацию о тех или иных женщинах. У меня, кстати, сейчас собралось колоссальное количество материала. Нет, наверное, города, где не было бы местночтимых женщин. Мы собрали практически всю информацию о них. Это, конечно, тоже колоссальный труд, но это невероятно интересно. Среди небольшого числа прославленных к тому времени женщин была Евфросиния Московская. Это ее монашеское имя, в миру она носила имя Евдокия. Великая княгиня, супруга великого благоверного князя Дмитрия Донского.

Мы пришли к владыке Арсению и сказали, что в Кремле, в Судной палате, покоятся останки женщин, причем не в лучшем состоянии, что это не в традициях русских людей. Любовь к отеческим гробам, как известно, нам присуща. «Давайте все-таки что-то сделаем», – сказали мы. Он поддержал нас и сказал на праздник жен-мироносиц вышить хоругвь для службы в Успенском соборе. В итоге хоругвь очень понравилась покойному Патриарху Алексию II. Он одарил нас пасхальными яйцами. Потом был небольшой крестный ход из Успенского собора, с молебном Евдокии Московской (тогда еще мощи ее не были обретены). И тогда владыка Арсений после службы сказал, что существует сообщество «Во имя святых жен Руси», которое занимается просвещением, восстанавливает память о замечательных русских женщинах. А покровительница у них, как он сказал, Евфросиния Московская. Получилось так, что владыка Арсений назначил нам покровительницу. Это был замечательный случай, потому как, коснувшись этой удивительной женщины, и история русская познавалась уже по-другому. Мы постарались сделать так, чтобы в Московском Кремле началась работа по обретению мощей святой, потому что они считались утраченными.

В 1407 году Евфросиния Московская, незадолго до своей кончины, на территории Московского Кремля заложила женский Вознесенский монастырь. Он находился как раз возле Спасских ворот. Обитель потом достраивали ее последовательницы, великие княгини. В великолепном виде он простоял до 1929 года, потом его начали разбирать по кирпичам. Но каким-то непостижимым, невероятным образом удалось спасти погребения. В Вознесенском монастыре погребались великие княгини и первые московские царицы до того, как Петр I перенес столицу в Санкт-Петербург. В общей сложности порядка 50 захоронений. Среди них: Софья Палеолог, Елена Глинская, мать Петра I Наталья Кирилловна Нарышкина, тетка Ивана Грозного Ефросиния Старицкая. Замечательные женщины, которые действительно оказали колоссальное влияние на нашу историю.

Мы спускались в Судную палату и видели, какими огромными были захоронения. Причем было отведено не так много времени на перенос этих гробниц. Их перенесли в подклеть Архангельского собора Московского Кремля. Это правда какое-то чудо – перенести эти колоссальные, многотонные надгробия. Разбирали какой-то лаз в Архангельском соборе, их спускали, везли на подводах. Полагаю, что это проводилось с ведома тогдашнего советского руководства. Захоронение Евдокии Московской было первым и самым глубоким. Его доставали из-под земли, причем достать его не могли целиком, из-за этого его разбивали, поэтому останки попали в другие погребения. Надо было проводить серьезнейшую научную работу по идентификации останков, чтобы четко определить, что это мощи Евфросинии Московской.

– Любовь Сергеевна, каково величие этой женщины. В 12 лет вышла замуж, родила 12 детей, при том что ее муж, Димитрий Донской, умер в 38 лет. Столько монастырей построила, а потом еще и в иночество постриглась. Откуда такие великие женщины?

– Это одновременно сложный и легкий вопрос. На Руси возраст 12 лет считался серьезным, когда человек уже был в состоянии принимать решения. Дмитрию Донскому, когда он стал великим князем, было 9 лет, и на плечи его брата Владимира Серпуховского легла такая тяжесть, как русское государство. Евдокия Московская стала ему невероятной помощницей, это был абсолютный тыл.

Я действительно очень люблю эту святую, и, может быть, некоторые мои выражения покажутся излишне восторженными, но я так чувствую эту женщину. У каждого из нас, я думаю, есть любимый святой, и мы готовы говорить о нем в превосходной степени.

Во-первых, роль играло воспитание. Ее отец, князь Суздальский Дмитрий Константинович, был человеком очень ученым. Его называли одним из самых ученых людей того времени. Сама Евдокия была очень образованной женщиной. Она жила в Суздале, где уже было развито каменное строительство. Она и родилась, и воспитывалась в определенной среде. Историки, я думаю, не дадут мне соврать, когда я скажу, что в то время великие князья и княгини воспитывались на службу Отечеству. Им предстояло не почивать на лаврах, а именно служить. Евдокию учили в доме отца воспринимать великокняжеское достоинство как служение. Ты должен пожертвовать собой и близкими ради блага Отечества. И ее жизнь – тому яркий пример.

Преподобная Евфросиния Московская Преподобная Евфросиния Московская

В 1382 году был набег хана Тохтамыша, который, как известно, разорил Москву. Он, помимо всего прочего, потребовал, пока не заплатят дань, в качестве заложника Дмитрия Донского. Понятно, что допустить этого Москва не могла. И было решено послать в орду первенца, будущего Василия I, он еще был отроком. Что такое для матери отправить в неизвестность в качестве заложника старшего сына? Разве это не служение Отечеству? Ей оставалась только одна молитва, упование на Бога. В то время не было ни почты, ни телефона. Что происходило с сыном и что происходило с сердцем матери, представить себе очень сложно, но ее этому учили.

К слову, с Дмитрием Донским на Куликовом поле бился его двоюродный брат Владимир Андреевич Серпуховской, который был духовным чадом преподобного Сергия Радонежского. И мне очень жаль, что его до сих пор не прославили. Единственный сын Марии Ивановны Серпуховской, которая построила Богородице-Рождественский монастырь на Рождественском бульваре для вдов героев Куликова поля. И она отпустила единственного сына, благословила быть с Дмитрием Донским рядом. Представить это очень сложно, но в то время воспитывали именно так – служить Отечеству. Сейчас идет процесс канонизации Марии Ивановны Серпуховской. Я надеюсь, что этот процесс все-таки будет завершен, и мы будем иметь еще одну замечательную московскую святую. Обе эти женщины совершили невероятный жертвенный подвиг. Как она сама скажет в своем знаменитом плаче: «Немного я повидала радостей в супружестве за Димитрием». Но такова была жизнь, такое было время, и надо было жертвовать, как жертвовали великие князья и как жертвовали мужчины. Вообще XIV век, это, конечно, время Куликова поля, это время Дмитрия Донского и Евдокии Московской.

Какой ценой далась эта победа в 1380-м году! Из Москвы выходят практически все мужчины, осталось несколько бояр в помощь Евдокии Московской для управления городом. И что тогда делать женщинам, детям, старикам? Они все тогда идут в Архангельский собор и начинают молиться. В то время, когда мужчины идут на Куликово поле, у женщин было свое сражение, они сами с собой сражались. Конечно, они плакали. Было бы странно, если бы женщины не плакали. Дмитрий Донской говорит своей супруге, и это осталось в летописях: «Не плачь, Бог нам заступник». Эта победа на Куликовом поле, с моей точки зрения, тройственная. Это и молитва монаха, и молитва женская, и мужской героизм, жертвенность и понимание того, что они погибнут, но за их спиной Москва, женщины и дети, и они обязаны победить и вернуться с победой. Это воспитание и понимание, что великое княжение – это прежде всего жертва собой.

Евдокия Московская была надежной опорой для великого князя. Он знал, что ему есть на кого оставить своих детей и Москву. Как сказала мне одна из историков, великие княгини были министрами социальной защиты, если можно перевести на современный язык. Это помощь нищим, сиротам, погорельцем. Всем эти занимались великие княгини, и таковой была Евдокия Московская. Даже сохранилась такая удивительная миниатюра, как Евдокия Московская раздает милостыню. Это настолько вошло в их сознание, и такую большую она оказывала помощь, опекала всех, кого нужно было опекать, что даже древний художник запечатлел это.

Наум Коржавин, известный русский советский поэт, перепел Некрасова и написал такие изумительные строки:

Столетье промчалось. И снова,
Как в тот незапамятный год –
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет.
Ей жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд…
Но кони всё скачут и скачут.
А избы горят и горят…

– Евфросиния Московская имела какое-то отношение к Сретенскому монастырю? И почему прямо рядом с обителью стоит памятник в честь преподобной Евфросинии?

– Во-первых, этот крест-памятник должен был бы стоять на Сретенке, но здесь уже есть памятник Крупской. Мы попросили разрешения у мэра Сергея Собянина поставить этот крест-памятник на Рождественском бульваре, между Рождественским и Сретенским монастырями. Тем более что оба эти монастыря имеют отношение к Евдокии Московской. Я уже говорила, Богородице-Рождественский монастырь строила Мария Серпуховская при помощи и непосредственном участии Евдокии Московской. Первыми насельницами были, как известно, вдовы героев Куликовской битвы. Евдокия Московская опекала этот монастырь.

Крест-памятник преподобной Евфросинии Московской Крест-памятник преподобной Евфросинии Московской

В 1395 году было нашествие Тамерлана на Москву. Надо сказать, что Евфросиния Московская несколько лет жила во Владимире и очень любила Успенский собор и Владимирскую икону, часто перед ней молилась. И она дала такой совет своему сыну, митрополиту Киприану, принести Владимирский образ Пресвятой Богородицы сюда, в Москву, в надежде на то, что только Пресвятая Богородица поможет защитить Москву от Тамерлана. Мы знаем эту замечательную историю, как Тамерлану, когда он задремал, вдруг является образ Величавой Жены с огромным количеством всадников, которые устремляются на него, и он слышит голос, говорящий, что он погибнет, если не отвернется от Москвы.

Отношение к иконам в то время было не таким, как сейчас. Мы привыкли к обилию икон, можем их купить или подарить. В то время почитание икон было столь великое, что их вообще нельзя было продавать. Можно было только дарить, в лучшем случае поменять. Чтобы икону откуда-то забрать и перенести, тем более Владимирскую икону Пресвятой Богородицы – главную русскую святыню – об этом не могло быть и речи! И тем не менее владимирцы ее передают, несут торжественным крестным ходом в Москву. У историков есть предположение, что к крестному ходу присоединялись жители поселков, деревень, городов, и к Москве подошло просто огромнейшее число народа. У Тамерлана, естественно, были разведчики, и они доложили, что к Москве на помощь подходит огромное войско. Конечно, нам больше близка версия явления Пресвятой Богородицы Тамерлану.

Есть еще одна закономерность: в этот же день, только на несколько лет раньше, 28 августа по старому стилю и 8 сентября по новому стилю, Тохтамыш разорил Москву. И в этот же день все москвичи пришли на Кучково поле и на коленях молились о спасении Москвы. Прошло несколько лет, было понимание, что надо делать во время такой тяжелой, всеобщей беды. Народ пришел во главе с Евдокией Московской и митрополитом Киприаном. Такое молитвенное стояние увенчалось успехом, поэтому в честь этой знаменательной победы Василий I и Евдокия Московская тогда закладывают Сретенский монастырь. Здесь тогда стояла небольшая церковь в честь Марии Египетской. Сретенский монастырь – это свидетельство героического молитвенного подвига православных русских москвичей, поэтому здесь стоит такой замечательный памятник.

– Преподобная Евфросиния Полоцкая тоже начинает свой путь в 12-летнем возрасте, только путь уже иноческий. Мы правда переносимся на два столетия назад, получается, в нынешнюю Белоруссию. Тоже грамотнейшая женщина, которая занималась переписыванием книг, в то время тяжелейшим трудом.

– Этот труд мужским, кстати, считался. Женщины никогда не переписывали книги, потому что был физически тяжелый труд, и как ей удавалось это делать?

– Что в ее житии Вас больше всего привлекает и поражает? Я могу поделиться тем, что меня поражает. Она постригала своих родственников без ведома их родителей, то есть дочек своего брата, потом родную сестру… Сегодня бы, наверное, сказали, что это какой-то религиозный фанатизм. Как в то время это воспринималось?

– А так и говорят, кстати, вы совершенно правы и попали в точку. Иногда ее в этом как раз упрекают. Очень сложно нам судить через столько веков, чем это было вызвано. Иногда мы не понимаем того, что происходило тогда. Я думаю, что она, как женщина прозорливая, понимала, наверное, что лучше. Нам судить с высоты XXI века о том, что происходило в веке XII, очень сложно. Тем более в такое неспокойное время – а время, в которое она жила, было очень неспокойное. Это время, когда начинались междоусобицы между родственниками, между братьями. Конечно, это была беда русского народа, в результате чего мы и оказались под игом Золотой Орды.

– Преподобная Евфросиния Полоцкая в 12 лет принимает решение уйти в монастырь, отказывается от богатого династического брака, от прекрасной перспективы быть богатой, знатной замужней женщиной. Откуда такой выбор в 12 лет?

– Во-первых, она уже не ребенок. Я сейчас повторюсь, но все-таки 12 лет – время, когда уже можно было венчаться. В 9 лет Дмитрий Донской стал великим князем. Ее, конечно, назвать в полной мере, как вы говорите, ребенком, нельзя. Евфросиния Полоцкая в 12 лет принимает постриг. Я бы назвала ее игуменьей земли Белорусской. Она очень много сделала для просвещения, переписывала книги, а деньги, вырученные от этой тяжелейшей работы, раздавала бедным. Она их тратила на устроение двух обителей, которые построила.

И святая Евфросиния была миротворицей. Известно, что ей приходилось мирить князей между собой. И когда ее спрашивали, на чьей она стороне, она говорила, что ни на чьей, она на стороне каждого. Для нее главнее был мир. Вот такая детская мудрость 12-летней девушки.

Господь показывает нам удивительные примеры таких светочей. И это, может быть, знак, что не надо противиться воле Божьей. Евфросиния Полоцкая не противилась призванию. Это же только начало христианства на Руси, XII век. Мы еще недавно совсем приняли Крещение. Господь избрал ее как человека, который должен был показать, что она себя вверяет Богу. Она – это пример православной христианки.

Есть даже некое историческое предположение, что Евдокия Московская принимает постриг с именем Евфросиния, имея в виду Евфросинию Полоцкую. Она же хотела после кончины Дмитрия Донского уйти в монастырь, но осталась в миру для особых светских подвигов. Но она, как мы сейчас знаем, вела монашеский образ жизни, будучи абсолютно светским человеком в миру. Она оставалась великой княгиней и была обязана совершать то, что совершала. Но она носила вериги и власяницу. Дмитрий Донской практически оставляет ее главой рода, доверив ей право распоряжаться землями, а тогда это было самое основное богатство. По состоянию она оказалась богаче своих детей. Она остается в миру, носит красивые пышные одежды. Она всегда радостная, всегда приветливая. Держит, видимо, очень крепко в руках бояр, которым не дает растаскивать государеву казну.

– Можно отдельно упомянуть о подвиге Евфросинии Полоцкой – ее поездке в Иерусалим?

– Мы сейчас ездим в Иерусалим, но только нам это очень легко. И назвать это каким-то паломничеством очень сложно. Мы просто садимся в самолет, заселяемся в комфортабельную гостиницу. А вот попробуйте представить себе этот путь из Полоцка через Константинополь. Ведь это всё совершалось пешком. Я не знаю, сейчас кто-нибудь из нас решится на это? Имея при себе лекарства, запасы воды – тогда ничего этого не было. А она туда идет, она жаждет поклониться Гробу Господню, она жаждет увидеть святые места.

Преподобная Евфросиния Полоцкая, икона XVII в.Преподобная Евфросиния Полоцкая, икона XVII в.

Мне кажется, что это было сделано опять-таки для укрепления веры. В начале XII века разве можно было сказать, что люди, только что перешедшие из язычества в православие, были настолько крепки в вере? Были и разлады, и шатания, и борьба. Их надо было укрепить вот именно этим.

– Расскажите, пожалуйста, про крест преподобной Евфросинии Полоцкой. Это уникальная реликвия, святыня, которая, к сожалению, потерялась. Есть ли возможность все-таки обрести эту святыню?

– Крест Ефросинии Полоцкой – это, во-первых, шедевр ювелирного искусства. Он создавался лучшими ювелирами того времени. Плюс там находились величайшие святыни. Там были частицы Древа Господня, капельки Крови Господней. Уникальная вещь, которая находилась в Полоцке, но пропала, к сожалению, во время Великой Отечественной войны. Это для нас святыня духовная.

Существует копия креста Евфросинии Полоцкой. Огромное количество чудес совершаются и по молитвам к этой святой, и по молитвам к Евдокии Московской. Ведь никто не верил в то, что будут обретены мощи Евфросинии Московской, они считались утраченными. И все-таки они обретены, сейчас они находятся в приделе Архангельского собора Московского Кремля. 28 мая 2008 года их перенес лично Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II, Царствие ему Небесное. Это было очень красиво, грандиозно. Специально был отреставрирован этот придел для ее мощей. Тоже ведь считалось, что это невозможно. Но это невозможно нам, у Бога можно всё.

– Любовь Сергеевна, этот великий дух русского женского подвижничества еще жив?

– Вы знаете, я люблю путешествовать по России, и люди с таким трепетом, с такой любовью рассказывают о своих местночтимых святых. Они занимаются прославлением, издают книги. Конечно, такие женщины есть. Есть и эта женская молитва горячая, монастырская, и она будет, я в этом абсолютно уверена. В этом смысле я абсолютный оптимист.

Беседовал Сергей Комаров

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.