Ultimate magazine theme for WordPress.

ЛИЧНОСТНЫЙ КРИЗИС. КАК ПРЕОДОЛЕТЬ?

0 82

Каждому человеку в жизни приходится сталкиваться с трудными ситуациями, которые могут повлечь за собой личностный кризис. Иногда даже бывает, что такой ситуации нет, а личностный кризис есть. Как его преодолеть? Что делать человеку в этот период? Об этом в рамках проекта «Говорим» Духовно-просветительского центра Сретенского монастыря шла речь с директором Центра «Православная семья», психологом Ириной Анатольевной Рахимовой.

– Давайте начнем с терминов. Что такое личностный кризис? Как психологи его определяют?

– Личностный кризис – это переломный момент в жизни, это некий перекресток. Это может быть долговременный или ситуативный кризис, когда человек в конкретной ситуации не знает, как себя вести или что с ним происходит. Это внутренний конфликт, который в принципе сопровождает человека всю жизнь. Очень много причин, почему возникает кризис на определенном этапе. У каждого человека они свои. Если окунуться в этимологию, слово «кризис» означает некий суд, когда ты что-то переосмысливаешь, переоцениваешь. Это или что-то глобальное, или что-то незначительное, микрокризис. Кризис обычно серьезнее, чем конфликт. Это какой-то поворотный момент в жизни, переосмысление, переоценка чего-то. А конфликт – это то, с чем мы ежедневно сталкиваемся или внутри себя, или во внешней среде, обстоятельства и ситуации.

– Бывает так, что человеку кажется, что у него всё хорошо в жизни, а на самом деле у него кризис?

– Мне кажется, что если это кризис, человек не может этого не замечать.

– Может ли это быть что-то подсознательное, в чем ты сам себе боишься признаться?

– Естественно. Бывает так, что ты четко ощущаешь, как ты страдаешь, это мучительно переживаешь. А бывает, что этот кризис идет для тебя фоном. Нередко люди не осмысливают, что с ними происходит.

– За этим и приходят к психологу, чтобы разобраться?

– Так или иначе это тоже бывает осознанно или неосознанно. Люди обращаются к психологу, потому что понимают, что происходит то, с чем они сами не могут справиться.

– Насколько кризис связан с возрастом? Я слышал, что кризисы бывают у человека каждые пару лет и начинаются чуть ли не с трехлетнего возраста.

– Психологи обозначили такую схему, и каждый может подтвердить, что это связано с ростом. Психологи отметили такую периодизацию, и она стала общепринятой.

– Психика человека дает ему понять, что нужно что-то менять в жизни?

– Психика сигналит отчетливыми знаками, что происходит что-то не то. Есть люди, которые плывут по течению и до поры до времени не обращают на это внимание, и заполняют свою жизнь каким-то фоном. Пришел домой, быстренько включил музыку или телевизор, взял пиво, и вроде как напряжение частично снимается, но сам конфликт никуда не уходит. Не обращая внимания на какие-то сигналы, в итоге человек сталкивается с такой горой, появляются такие препятствия, которые очень трудно преодолеть и разобрать эту гору по частям.

– Кризис – это то, что накапливается со временем?

– Да.

– Интересно, а бывает ложный голос психики? Тебе кажется, что у тебя кризис, а на самом деле у тебя всё хорошо? Приведу пример. Есть такое понятие «кризис среднего возраста», когда успешному человеку, который вроде бы занимается своим делом, у которого всё хорошо, вдруг приходит в голову мысль, что он хотел бы заниматься чем-то другим, и его начинает бросать в разные стороны.

– Это всегда связано с вопросом смысла жизни. Мы не можем быть до конца абсолютно счастливыми, поэтому нет предела совершенству. И естественно, что мы не можем быть до конца удовлетворенными жизнью, потому что всегда есть куда стремиться и что в себе скорректировать и изменить. Мы призваны быть святыми.

– Получается: так устроен человек, что кризисы должны быть у него, не нужно их пугаться, это повод перейти на ступеньку выше, стать крепче?

– Слово «кризис» на японском языке обозначается двумя иероглифами: разрушение и шанс. Кризис – это всегда такая точка, которая определяет вектор, куда ты пойдешь, это всегда переоценка. Если человек оглядывается назад, нужно провести некую ревизию, переоценку ценностей, найти ошибки. Это так же, как в школе. Если мы не выучили урок, значит мы несостоятельны и получаем плохую отметку. Оглянувшись назад, нужно исправить ошибку и поставить новую задачу. Тогда кризис роста проходит, начинается движение вперед.

– А всегда можно исправить ошибку, которую ты нашел? Может быть, ты уже не в том возрасте или же нет возможности ее исправить? Допустим, ты всю жизнь посвятил акробатике и вдруг в 70 лет понял, что ты гениальный музыкант. Конечно, никогда не поздно начать, но тем не менее…

– К сожалению, наши физические возможности ограничены. Естественно, придется это принять.

– Не всё можно исправить, а что-то нужно просто принять?

– Исправить – это, может быть, поменять отношение. Если ты не можешь что-то изменить, меняй отношение к этому.

– Каковы симптомы личностного кризиса? Что происходит с человеком? Он не уверен в себе? Становится нервным? Может быть, перестает есть?

– Один из распространенных симптомов – это тревожность. Человек начинает тревожиться и даже иногда этого не замечает. В нем фоном присутствует тотальная невротичность и тревожность. Опасная фаза, когда тревожность перерастает во фрустрацию, когда человек не может ничего делать, и он пасует, начинает унывать.

– Вам не кажется, что это вообще проблема современного городского жителя? Мои родственники по маме и папе деревенские люди, и я у них никогда личностного кризиса не замечал. Мужчины и женщины проработали всю жизнь, кто на пенсии, кто уже отошел в мир иной. Это мы сейчас обсуждаем такие тонкие дефиниции.

– Конечно, раньше люди жили проще. Мы стали сложнее, и в этом есть и плюсы, и минусы. Мне кажется, что сейчас человек больше ориентирован на самопознание, на то, чтобы разобраться и понять, что происходит в плане внутренней и внешней конфликтологии. Может быть, тогда было проще жить. «Где просто, там ангелов со сто». Но такова наша жизнь.

fotokto.ru fotokto.ru

– Вы упомянули святых. Давайте попытаемся понять, как соотносится проблема кризиса с духовностью. Например, чем отличается личностный кризис от уныния в православном понимании?

– Личностный кризис – это емкое понятие. Сюда может входить и уныние как состояние, потому что личностный кризис бывает связан и с тем, как на тебя влияет твое окружение. Кто-то тебя обидел, ты замкнулся, зациклился на этом, вот тебе и личностный кризис. Ты попал в эту воронку и не можешь справиться со своими эмоциями. Личностный кризис нередко связан с неуверенность, с низкой самооценкой. Человеку свойственны страхи, он на этом начинает застревать, и вот тебе, пожалуйста, личностный кризис. Этот кризис может быть связан с определением каких-то жизненных смыслов. Человек не знает, куда ему идти и что делать в плане будущей ориентации и самореализации.

Мы сегодня решили поднять глобальную тему. Но основной мотив кризиса связан с проблемой роста. Мы для того и спрашиваем, куда ты пойдешь, как дальше будешь строить свою жизнь. Расти очень тяжело. Какое-то время назад я столкнулась с информацией о том, как биологи наблюдали за ростом растения в ходе эксперимента. Они посадили в колбу растение и наблюдали за его ростом. Так вот, когда росточек появлялся, был слышен хруст. Я тогда ассоциативно перенесла это на свою душу и подумала: «Боже мой, это так больно!» Мы с детства учимся справляться с болью, когда проходим возрастные фазы.

– Могут быть и духовные причины личностного кризиса?

– Вы назвали уныние. Так вот уныние и печаль – это, конечно, духовные составляющие кризиса.

– Человек совершил грех, и это тоже может давать на выходе личностный кризис?

– Обида, малодушие, злопамятство… Уныние тоже можно отнести к малодушию. Мы говорим, что человек страдает, а значит, он подвержен страстям. Наша задача, когда мы говорим о проблеме роста, это справиться с нашими страстями, то есть научиться быть свободными. Эта внутренняя свобода заключается в душевном равновесии, когда ты свободен и спокоен. Это известная фраза «стяжи дух мирен». Это стремление справляться в критические конфликтные моменты и находить внутреннее равновесие.

– Всегда ли в состоянии личностного кризиса помогают духовные рецепты: молитва, пост, чтение Евангелия, или бывает, что нужно что-то другое?

– Самый главный рецепт – это, естественно, молитва. Но, кроме этого, есть еще очень много других рецептов, которые предлагают нам сегодня психологи. Они используют слово «ресурс». Нужно найти это ресурсное состояние, чтобы ты нашел опору внутри себя в моменты, когда внешний мир тебя провоцирует. Конечно, нам необходимо постоянно защищать себя, свою душу, свой внутренний мир, свободу внутри нас, стяжать мир внутри. Это может быть просто чтение полезной литературы, информации. Нам нужно питать свою душу. Пища для души – это хорошая и полезная информация. Положительные впечатления, когда мы прошлись, погуляли, увидели что-то красивое – всё это тоже питает нашу душу. Это спорт, это пробежки, какие-то походы, музеи. Это хорошая компания, друзья, когда идет обмен хорошей положительной энергией.

Лучше не ныть на плохую погоду, не говорить о своих проблемах, никого не грузить. Стараться это всё отметать. Преподобный Серафим Саровский говорил, что нужно быть равнодушным ко всему плохому. Душа должна быть ровной, не раскачиваться, не погружаться в плохие эмоции. Кстати, он же говорит, что, как мельничное колесо, нужно не погружаться в воду, а только проходить по касательной. Как говорят – не принимай близко к сердцу, не обращай внимания. Когда ты находишься в расстроенном состоянии и тебе такое говорят, это кажется очень жестоким. Но на самом деле нужно стараться фильтровать и на свой счет многое не принимать. Бывает, что кто-то что-то сказал мимоходом, а мы начинаем это прокручиваться в голове. Нужно стараться ко всему относиться легче, и тогда мы всё это будем транслировать нашим близким, и тогда нам будет классно жить. Господь всё управит.

– Личностный кризис можно преодолеть самому или обязательна помощь специалиста?

– Я сторонница того, чтобы обходиться без психологов. Если человек находится в Церкви не один год, хорошо найти духовника. Я очень огорчаюсь, когда многие люди приходят на консультацию, но при этом у многих нет духовников, хотя они уже много лет в Церкви. Я понимаю, что мы разные, и психологически в том числе. Кому-то нужен психолог. Я часто это повторяю, потому что мы ранимые, а священник, когда к нему подходят и начинают рассказывать в лицах о своих проблемах, не может всех выслушивать. Духовник вообще не про это.

– А с психологом это можно проговорить?

– Уж если человек не может справиться, тогда, конечно, нужен специалист, врач. Ходят же к стоматологам, к другим врачам. Психолог – это специалист, для которого это его работа, и он тоже исследует, изучает и знает методы, инструменты, которые могут помочь человеку в конкретной ситуации.

– Вы православный психолог. Вы предлагаете людям православную литературу, чтение Евангелия, Таинства? Или, если приходит светский человек, Вы этой темы не касаетесь? Как работает православный психолог?

– Если человек далек от Церкви, мы не навязываем своих убеждений. Мы работаем только в плоскости разрешения конфликта. А когда мы говорим на одном языке с человеком и он оперирует этими понятиями, то уже заходим на эту территорию. Невозможно понять суть конфликта, если мы не будем говорить более обширно. И не только в плоскости психологии, но еще и в духовных аспектах жизни.

– Мне кажется, что одна из причин личностного кризиса в том, что люди разучились общаться и слышать другого. Гаджеты отдаляют людей друг от друга. Даже в транспорте люди не общаются, сидят, уткнувшись в телефоны. А ведь в пути ты можешь высказать и найти ответы на многие вопросы.

– Невозможно не согласиться, что кризисы зачастую связаны с дефицитом межличностных отношений. Это один из пунктов, который мы бы включили в тему кризиса. Человек родился для того, чтобы научиться любить. Это можно сделать только через общение. Господь дал нам этот инструмент, язык, речь, в отличие от всего остального живого мира. Поэтому мы учимся любить и принимать самих себя, в том числе через других людей.

– Как понять, что нужна помощь психолога? Сейчас некоторые православные психологи и даже священники, говорят, что для человека норма регулярно посещать психолога и что-то с ним прорабатывать. Это как почистить зубы, часть душевной гигиены.

– Я люблю свободу, поэтому я сторонница независимых отношений и свободы в человеке. Так можно подсесть на психолога. Эта тенденция немного корявая. Мне кажется, что самое главное, возвращаясь к теме кризиса, что мы должны взрослеть. А постоянно обращаясь к психологу, мы как будто ищем какую-то подпорку, чтобы кто-то всё время нами занимался, уделял нам внимание, якобы мы такие беспомощные и не можем в самих себе разобраться. Это тоже деструктивная тенденция, на мой взгляд. Да, сегодня социальный запрос на психологов не случаен. Я помню, когда в 1990 году я поступила, училась и работала уже в сфере профориентации, я была так озадачена. Психологов просто штамповали, наряду с экономистами и юристами. Сейчас это пространство заполнено. Я ничего не имею против, нужна какая-то поддержка, помощь специалиста, но это должно быть ситуативно, а не когда ты занимаешь детскую позицию.

– Должна быть конкретная и веская причина идти к психологу? Какая-то травма, боль, проблема, которую ты не можешь самостоятельно решить?

– Да. Иногда действительно можно фрустрировать и быть беспомощным. Можно это себе позволить и на каком-то этапе найти поддержку.

– Лучший психолог – это батюшка на исповеди?

– Мы же люди Церкви. Я не рьяный противник психологов, я сама в этой профессии уже 36 лет. Но так лучше, так полезнее, это такая традиция, и не только традиция. За этим стоят сакральные вещи.

– В разговоре со священником ты выкладываешь личные, семейные конфликты, а он, исходя из духовного и жизненного опыта, что-то тебе подсказывает. Так можно? Просто есть сторонники того, чтобы четко разделять духовное и душевное. Батюшка скажет, как молиться, поститься, а как быть с тещей и женой – это лучше к психологам?

– Сейчас это как-то само собой начинает выстраиваться. Очень непросто дифференцировать, но так уже исторически складывается, что нужно как-то разграничить сферы влияния и ответственности. Психолог не посягает на территорию священника, потому что у него определенный ряд задач. А хороший священник может всё. Он может разобраться и как психолог, и на исповеди слушать про грехи. Но это все-таки связано с верой, насколько каждый отдельный человек имеет крепкую веру и стремится к этому. Сколько лет я в Церкви, столько же лет у меня духовник. Никогда не было такого, чтобы я ходила к нему и все выливала. Хороший духовник так содействует своему чаду, чтобы он самостоятельно принимал решения и брал ответственность на себя, а не ходил по поводу и без повода за советами. Это происходит в наших отношениях с духовником только тогда, когда я сомневаюсь, как мне поступить. А зачем духовнику всё это рассказывать в лицах?

Так же, как и на исповеди, мы учимся четко излагать и формулировать, что с нами происходит, свои мысли, свои чувства. Пришел, вычленил грех и рассказал. Зачастую все переходит в самооправдание и обвинение. Это приходит с возрастом, с нашим воцерковлением. На каком-то этапе люди нуждаются в повышенном внимании к себе, не могут сдерживать свои эмоции. Они бы рады были, да не могут. Это всё в силу нашего роста и церковного, и духовного, и психологического.

– А бывает у человека личностный кризис из-за проблем в отношениях с Богом?

– Да, бывает люди ропщут на Бога. И не всегда человек может это контролировать. Он боится и бывает шокирован тем, что с ним происходит, он не может владеть ситуацией. Он может отчетливо видеть, что происходит, но при этом не может с этим справиться.

– Личностные кризисы бывают у человека до конца жизни или в каком-то возрасте они уходят?

– Святые говорили, что до последнего момента ты не можешь думать, что ты безгрешен, доверять себе. Думаю, что это до последней черты происходит. Было бы безрассудно думать, что ты достиг какой-то меры. Только ты начинаешь расслабляться, чувствовать покой, штиль, и вот опять заносит куда-то.

– Как Вы совмещаете два таких разных направления, как психология и православие?

– Я уже давно в этой сфере, и своеобразный иммунитет уже есть. У нас в центре команда специалистов и четкий подбор кадров. Я опрашиваю их, собеседую, поясняю, какими методами мы пользуемся, в каких направлениях работаем. Нужно четко это понимать и отсекать ненужное, и оставлять в своем инструментарии только то, что не вредит душе человека.

– Что бы Вы порекомендовали тем, у кого острый личностный кризис?

– Кризис, конечно, не норма. Но это не проблема, не гора, которую нельзя сдвинуть с места. Всё возможно с Божией помощью, как говорил апостол Павел: «Всё могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп. 4: 13). Господь рядом с нами всегда, поэтому мы, верующие люди, этим счастливы, что мы верой сильны. При том что немощь есть в нас как факт. Всё в наших руках. Желаю счастья всем!

Беседовал Сергей Комаров

Ирина Рахимова

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.