Ultimate magazine theme for WordPress.

ПО МОЛИТВАМ СЕРАФИМА САРОВСКОГО: СТАНОВЛЕНИЕ МОНАСТЫРСКОГО СКИТА

0 57

25 лет назад в скиту Сретенского монастыря в Рязанской области был освящен храм в честь преподобного Серафима Саровского. Братия монастыря, стоявшая у истоков восстановления обители, поделилась воспоминаниями об этом событии. О первом богослужении в скиту и чудесах от батюшки Серафима рассказывают игумен Киприан (Партс), иеромонах Лука (Ауле) и иеродиакон Серафим (Чернышук).

Первая служба

– Отец Лука, расскажите немного о здании скита, в котором находится храм преподобного Серафима Саровского.

– Мы восстанавливали конюшню и впоследствии сделали из нее замечательный скит, который все любят, и так радуются ему, и удивляются. Во-первых, архитектурное строение очень красиво само по себе. Мы создали некоторые элементы, которых не существовало раньше. Мы поставили по четырем сторонам кресты, вырезали их. И потом еще добавили туда флюгеры. Такую изюминку, насколько я помню, привнес монах Матфей. Он еще ездил в Софрино, заказывал все. Это доставляет такую радость, когда ты смотришь – и все настолько оригинально, неповторимо, красиво! Когда мы закончили делать скит, приступили непосредственно к самому храму. Владыка Тихон тогда выбрал помещение, где мы начали создавать будущий храм.

Конный двор усадьбы Красное. vadimrazumov.ru Конный двор усадьбы Красное. vadimrazumov.ru

– Отец Киприан, отец Серафим, помните ли вы, как родилась идея посвятить храм в скиту именно преподобному Серафиму Саровскому?

– Когда нашему монастырю подарили то, что осталось от усадьбы Ермолова, там уже был Казанский храм, который, конечно, был в запустении. Само здание храма сохранилось, но птички залетали внутрь, стекол где-то не было. Но, по крайней мере, там можно было служить. В 1998 году отец Тихон повез всю братию в Дивеево. Это было после Пасхи. На обратном пути нас предупредили, что мы будем ночевать в нашем новом скиту, который еще только должен был восстанавливаться. Там был жилой домик рядом с усадьбой. Нам сказали, что с собой надо взять что-то, чем укрыться, на что лечь. Когда мы были там, было принято решение о том, что раз мы едем из Дивеево от батюшки Серафима и Дивеево началось с Казанского храма (а у нас в скиту как раз Казанский храм), то храм в новом братском корпусе будет в честь преподобного Серафима. И получается, меньше чем через год мы уже освящали храм.

Еще у нас работала бригада в монастыре, здесь строители из Армении делали косметический ремонт, причем часть бригады были люди вообще некрещеные, а часть – григориане. И вот при участии отца Клеопы, а он потомок армян, которые бежали от турок, вся эта бригада приняла православие. Вскоре этих рабочих отправили в скит, и они делали храм преподобного Серафима.

Когда мы приехали накануне освящения, у нас был аврал. У нас с собой было все, что нужно для освящения храма. Я был ризничий и как раз за это отвечал. Но когда мы приехали, там еще не все работы были закончены.

– Отец Серафим: Стояли строительные леса, все было в грязи, в побелке…

– Отец Киприан: Строители только заканчивали свою работу.

– Отец Серафим: Мы ждали, когда они закончат и разберут леса, чтобы начать приводить храм в порядок. А они закончили только к ночи.

Восстановление здания конного двора Восстановление здания конного двора

– То есть это было не за пару дней, а накануне, 14 января вечером?

– Отец Киприан: Да, а перед освящением храма обязательно должно быть отслужено всенощное бдение. И у нас осталась целая ночь как раз для того, чтобы все убрать. А мы-то ехали, думали, что сейчас в храм приедем, а там все готовое, чистенькое.

– Отец Серафим: Мы заходим, а рабочие еще сидят на лесах и доштукатуривают стены, последние штрихи делают. Мы ждали, когда они закончат. Они разобрали леса, и мы приступили к непосредственному отмыванию.

– Сколько человек приехало тогда из братии?

– Отец Серафим: Нас приехало четверо. И мы начали всенощное бдение, наверное, где-то в полночь.

– Отец Киприан: Как раз получилось по-настоящему всенощное бдение.

– Вы служили без перерыва?

– Отец Киприан: Был совсем небольшой перерыв между всенощной и Литургией вместе с малым освящением. Помню, я как ризничий привез с собой облачение, пошитое на престол. И вот я раскладываю его на престоле, а на нем пуговиц нет, их забыли пришить. Что делать? А нужно уже служить. Мы надели облачение на престол и зашили нитками.

– Так там до сих пор?

– Отец Киприан: Нет, но какое-то время так и было, пока не поменяли. А так – да, зашили зеленое облачение, потому что храм в честь преподобного Серафима. Еще помню, во время этой службы оборачиваюсь, смотрю из алтаря – стоит отец Серафим (тогда еще послушник), а на него справа и слева опираются два монаха – Лука и Клеопа – и они втроем поют. А один из них, не помню точно кто, чтобы не уснуть, начал класть земные поклоны.

– А было ли великое освящение?

– Отец Киприан: Было великое освящение только Казанского храма, когда его полностью отремонтировали.

Храм в честь Казанской иконы Божией Матери Храм в честь Казанской иконы Божией Матери

– А как определили, кто именно поедет освящать храм преподобного Серафима?

– Отец Серафим: Ну, вполне логично. Отец Киприан как ризничий, а мы с отцами пели, читали.

– Отец Киприан: Знаете, мне еще запомнилась мысль из проповеди владыки Тихона. Он сказал, что тот, кто участвовал в освящении храма в честь какого-либо угодника Божия, будет иметь особое попечение этого святого о себе. На отце Серафиме это непосредственно исполнилось. Вот так недвусмысленно.

Чудеса от батюшки Серафима

– Отец Киприан: Интересно, как батюшка Серафим позаботился о своем храме. Когда освятили храм, там в алтаре положили ковровые дорожки, потому что целые ковры не помещались. И уже потом, когда скитоначальником был монах Гавриил, на летнюю память преподобного Серафима он подошел ко мне, как к ризничному обратился и говорит: «Отец Киприан, нужен ковер в храм». Там иконостас буквально делит пространство пополам, в алтаре ковры есть, а вот перед иконостасом был пустой пол.

Ну, говорю, отец, у меня есть один ковер в ризнице, который, откровенно говоря, мне ни к селу, ни к городу, потому что странный: и не ковер, и не дорожка – в длину 5 метров, в ширину 2 метра.

А как он у нас появился? Мы для нашего Владимирского храма приобретали ковровые дорожки по благословению отца Тихона. Отец Клеопа поехал на рынок ковров, выбрал дорожки, привез в монастырь, показал отцу Тихону. Батюшка одобрил и сказал: все, больше не покупаем, этого достаточно. На следующий день отец Тихон идет по монастырю и видит такую картину: в монастырь с улицы входит отец Клеопа с ковром на плече. Получается, только вчера наместник сказал, что ковры больше не покупаем, а отец Клеопа уже опять идет с ковром.

– Отец Клеопа, что это такое?!

– Ой, батюшка, простите, подарили!

А что получилось? Отец Клеопа не взял чеки, когда покупал ковры днем ранее. Надо же отчитаться казначейству, так что он на следующий день опять поехал на рынок за чеками. Приезжает, идет по рынку, и вдруг какая-то женщина кричит:

– Батюшка, батюшка, стойте! Знаете, я в Дивеево ездила. Давайте я вам ковер подарю! – и дарит ему этот ковер, 2 на 5 метров.

И отец Клеопа с этим-то ковром дареным и пришел в монастырь на следующий день. И он поэтому и сказал наместнику, что ковер подарили. «Ну ладно, – сказал отец Тихон, – раз подарили, хорошо».

Но в алтарь Владимирского собора этот ковер не подошел, и он у нас просто в чуланчике хранился, в ризнице. И тут вот отец Гавриил у меня ковер спрашивает, а я говорю: «Есть ковер 2 на 5 метров, надо померить, в какое расстояние он вообще войдет». Пошли мерить. И что вы думаете? 2 на 5 метров ровно! Мало того, он по расцветке подошел к коврам, которые были внутри.

– Ковер прямо из Дивеево, можно сказать.

– Отец Киприан: Да!

Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь. dzen.ru Свято-Троицкий Серафимо-Дивеевский монастырь. dzen.ru

– Отец Лука: Для того чтобы соорудить иконостас, вызвали надежных мастеров, которые занялись деталями и элементами под мрамор. Они запросили сумму около 10 тысяч долларов за весь иконостас, если мне не изменяет память. На тот момент таких денег не было. Это были очень большие деньги для нас. Но между тем владыка не растерялся. Владыка сказал мастерам: «Давайте, ребята, делайте!» С верой и упованием, что Господь когда-нибудь обязательно даст нам эти средства или дарует возможность их занять, он сказал мастерам трудиться, мы потом все наверстаем и рассчитаемся. Ребята, нужно отдать им должное, сделали все очень красиво, с душой, с любовью. Получился оригинальный стиль. Там есть византийские элементы, есть элементы барокко. Когда пришло время выплачивать деньги, именно в этот день к владыке Тихону приходит человек и говорит, что хочет пожертвовать нам 10 тысяч долларов. Для нас это было действительно чудо. Владыка вообще не мог прийти в себя от радости – огромная гора спала с плеч. Владыка сказал меценату: «Знаете, нам как раз не хватало этой суммы на иконостас, и мы даже не знали, где ее взять. А вы пришли и помогли нам. Очень прошу вас приехать на освящение храма. Я обязательно расскажу о вас нашим прихожанам». Человек оказался очень скромным. Он приехал на освящение, и владыка Тихон о нем рассказал, несмотря на нежелание жертвователя. Он сказал, как милостив к нам Бог, как Он приумножает те крохи, которые мы достаем такими трудами, и преумножает их во сто крат, если мы делаем дело Божие. Это реальная история, положившая начало летописи скита. Многие чудеса укрепили нас в вере и порадовали. Думаю, батюшка Серафим ни одного человека не оставил без утешения. Каждому в свою меру, кто сколько мог унести, он дал подарок.

Братский хор

– Отец Серафим, а Вы помните, что пели?

– Пели всенощную и Литургию преподобному Серафиму.

– Неизменный регентский юмор. Может, Вы помните репертуар?

– Отец Лука: Мы никогда не исполняли с хором какие-то сложные песнопения. Нам владыка Тихон всегда говорил: «Пойте самые простые распевы, чтобы было спокойно и приятно молиться». Служба идет, и мы не фокусируемся на сложности произведения и правильности исполнения – соответственно, все внимание уходит на молитву. Мы с этим были абсолютно согласны.

– Отец Серафим: Мы пели то, что выучили. По нотам мы пели плохо, и то, что выучили наизусть, то и пели. Ну, естественно, все самое элементарное.

– Отец Лука: Не хочу какую-то оценку нам давать, но пели мы, на мой взгляд, очень слаженно и очень органично.

– Получается, у вас был целый братский хор.

– Отец Серафим: Да, кстати, наш братский хор начался с той самой поездки в Дивеево. Мы ходили там по канавке, и матушка игумения поставила нашу сретенскую братию паломников впереди сестер. Она шла первая с иконочкой Божией Матери, затем наш отец Тихон и все наши братья парами, а уже дальше сестры. И у них там есть одно место остановки, где нужно пропеть «Светися, светися». Они круглый год в этом месте поют это песнопение. Сестринский хор оказался далеко от игумении и отца Тихона, он подозвал нас и говорит: «Давайте, спойте». И мы братией как-то вот так собрались и спели. А матушка говорит: «О, как хорошо поют! Может, вы завтра Литургию споете?» И мы на следующий день вчетвером, квартетом спели Литургию. Были как раз я, отец Лука, отец Клеопа и послушник Алексей Парусников. А отец Макарий и отец Никон нам помогали – читали блаженны. И вот с этого момента начался наш братский хор.

– Отец Лука, Вы ставили звуковую систему в новом соборе. Храм Серафима Саровского, наверное, маленький, там это не нужно?

– Там домашний храм, где все прекрасно слышно. Маленькая площадь. Какие там звуковые системы? Только если в трапезную провести один микрофон и колонку, чтобы было слышно трапезникам, которые далеко. Но у нас нет такой необходимости. Если бы она была, я бы, конечно, сделал. Тут применим один из важнейших принципов в жизни духовной – не делай лишних движений.

Анна Голик

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.