Ultimate magazine theme for WordPress.

ПРЕКРАСНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НАПРАВЛЕНИЮ К БОГУ

0 24

Иеромонах Гавриил (Хутен) является насельником и благочинным Крестовоздвиженского монастыря в Западной Вирджинии. Монастырь принадлежит Русской Православной Церкви Заграницей. Отец Гавриил, американец с русской душой, по благословению своего игумена радушно ответил на некоторые вопросы.

– Отец Гавриил, благословите. Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в монастырь.

Фото: tver.aif.ruФото: tver.aif.ru

– Святую Православную Церковь я открыл для себя в юности, когда учился в колледже. Будучи подростком, ходил к протестантам, но мне у них всегда чего-то не хватало. И я начал изучать разные религиозные традиции. То там, то здесь я находил какие-то крупицы истины, но не чувствовал полноты всего. Примерно в 19–20 лет я, наконец, встретился с православием. И сразу почувствовал: это то, что я долго искал!

Параллельно с этим я начал открывать для себя монашество. Конечно, будучи американским протестантом, я не представлял, что это такое. Я слышал, что в Европе существует несколько католических монастырей. Но я абсолютно не представлял, что живая традиция православного монашества все еще жива. И как только я обнаружил ее, то очень захотел стать монахом. У меня было такое чувство, что я нашел то, что долго искал.

Несколько лет я был мирянином, глубоко изучающим православную веру, старался серьезно каяться. Но уже с самого начала моего воцерковления я искал возможность уйти в монастырь. Не без Промысла Божия я нашел Крестовоздвиженский монастырь в Западной Вирджинии, который принадлежит РПЦЗ. Это был ближайший к месту моего проживания монастырь. Вместе со своими друзьями из нашего прихода я приехал сюда в паломничество и как только зашел внутрь монастырской ограды, мое сердце забилось, известив меня, что я обрел свой дом. Но прошло еще несколько лет до того времени, когда я, наконец, пришел сюда насовсем. Вот таким был мой путь в монастырь.

– Расскажите о вашем монастыре. В России о нем мало кто знает.

– У нас совсем простой монастырь без какой-то долгой предыстории, связанной, например, со святыми, с чудотворными иконами или чем-то подобным, что отличает другие обители. Он сначала был основан в 1986 году в штате Миссури, в другой части Америки. На тот момент там жило всего несколько монахов, которые находились в прямой связи с монастырем Джорданвилль под Нью-Йорком. Сейчас это главный монастырь РПЦЗ.

Фото: holycross.orgФото: holycross.org

Духовным наставником нашей обители вначале был отец Георгий (Шейфер) (сейчас епископ, глава Австралийской епархии РПЦЗ – прим. А. К.). Он жил в Джорданвилле и окормлял наших монахов. Несмотря на то, что наш монастырь очень молодой, мы чувствуем особое Божие благословение быть частью русской православной традиции, которая исполнена благодатью и духовной силой.

Одно время наша монашеская община была подворьем монастыря в Джорданвилле. Позже мы переехали в штат Западная Вирджиния, где благочестивые христиане пожертвовали землю на благо нашей обители. В Америке много людей, жаждущих Бога, но они имеют ограниченную возможность прикоснуться к духовным сокровищам православия.

Наш монастырь посвящен Воздвижению Креста Господня. Когда его только основали, архиепископ Чикагский и Средне-Американский Алипий (Гаманович) сказал: «Ваш престольный праздник – Воздвижение, но у вас теперь есть небесный покровитель и среди святых». И покровителем нашего монастыря он установил святого великомученика и целителя Пантелеимона. Этот святой активно о нас заботится. Мы все время чувствуем его молитвы и благословение. У нас есть частица его мощей. Люди часто приезжают к нам или звонят с просьбой помолиться святому великомученику и целителю Пантелеимону. Мы ведь находимся в отдалении от больших населенных пунктов, и здесь, если что случится, нелегко найти медицинскую помощь, но мы чувствуем присутствие святого целителя Пантелеимона среди нас.

Вся братия монастыря – американцы. Богослужения проходят на английском языке, но в соответствии с русской литургической и монашеской традициями. В Америке не так много монастырей, но мы чувствуем связь с другими монастырями, с нашими братьями во Христе и с православными христианами по всему миру.

Отец Георгий, который окормлял нас ранее и был нашим игуменом, а затем и отец Серафим (Вопел), наш нынешний игумен, радеют за единство православных. Большим благословением для нас является принадлежность к русской традиции, но в то же время мы поддерживаем связь с православными церквями других юрисдикций, которые есть в Америке. Здесь много разных приходов: сербских, американских. Если люди оттуда приезжают к нам в монастырь, они здесь чувствуют себя как дома. Мы рады, что наша обитель – это место, которое объединяет православных верующих.

Фото: holycross.orgФото: holycross.org

– Ощущает ли братия монастыря давление со стороны общества, в котором живет? Не притесняют ли вас как православных? Ведь сегодняшнее общество вряд ли можно назвать христианским.

– У нас нет особых проблем с внешним миром. Однако мы призваны вести непрестанную внутреннюю борьбу в наших сердцах. Главное наше искушение, главная наша борьба – это то, что в нас все еще живет ветхий человек. Мы стремимся «отложить прежний образ жизни ветхого человека» (Еф. 4: 22) и «облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Еф. 4: 24). По большей части это внутренняя борьба. Поэтому мы и пришли в монастырь – чтобы освободиться от страстей и грехов. Наши насельники благодарны Богу за то, что Он открыл им православие и привел в монастырь.

Наше общество, протестантское исторически, сейчас, конечно, секулярное. Да, в каких-то проявлениях оно все еще христианское, но по большей части Бог здесь игнорируется.

– Сложно ли практиковать аскетическую жизнь в современном американском обществе?

– В самом деле здесь много сложностей. Я бы сказал, что мы, американцы, очень немощны и слабы. Мы приходим из мира, из общества, где удовлетворение желаний и достижение удовольствий стоят на первом месте. Поэтому, когда мы приходим в монастырь и начинаем духовную борьбу, мы часто терпим поражение. Трудности возникают главным образом из-за привычек, которые мы приносим из нашей прошлой мирской жизни. Человек даже может прийти к мысли, что он не способен к монашеской жизни и начать унывать. Но наш настоятель архимандрит Серафим часто говорит, чтобы ободрить унывающих: «Конечно, мы далеки от той жизни, которую вели святые отцы. Но в то же время мы должны учитывать и обстоятельства каждого человека».

Отцы-анахореты жили в пустынях и, конечно, были хорошими постниками и аскетами. Однако общество, из которого они пришли в монашество, было намного сильнее, а люди были менее избалованными, чем сейчас. Мы ведь выросли в эпоху, где на каждом углу стоит «Макдональдс», и нам нужно приложить много усилий, чтобы отречься от всего, к чему мы привыкли.

Фото: holycross.orgФото: holycross.org

Мы, монахи, часто хотим сразу достичь уровня святых отцов. Наверное, такое желание есть и у многих мирян. Но иеромонах Серафим (Роуз) писал, что такое желание может исходить из гордости. А на самом деле нам нужно восхищаться образом жизни святых отцов, почитать их и лишь по чуть-чуть со смирением продвигаться в подражании им, памятуя о том, что из-за нашей немощи мы не способны достичь тех вершин, которых достигли они. Но мы можем начать это прекрасное путешествие по направлению к Богу. И каждый день мы можем становиться ближе к тому образу жизни, который вели святые отцы.

Преподобный Исаак Сирин, один из наиболее строгих православных аскетов, говорил: «Господь не лишит нас Царствия Небесного, даже если в этой жизни мы сокрушаемся из-за того, как далеко мы от него отстоим». Он дал нам ясно понять, что Бог не оценивает нас лишь по тому, чего мы достигли. Он оценивает наше покаяние, на котором нам нужно сконцентрироваться в первую очередь. И это сложно. Потому что мы, будучи американцами, хотим постоянного и быстрого результата, мы привыкли к «фастфуду», к постоянному удовлетворению своих желаний. И, конечно, хотим применить это и к духовной жизни, но здесь так не бывает.

Поэтому нам нужно учиться терпению и смирению. Преподобные Оптинские старцы говорили, что, если вы стяжали все добродетели, но не стяжали смирения, вы не стяжали ничего.

Но если у вас есть смирение, и вам не хватает других добродетелей, то оно одно заменит их все. Поэтому для нас, людей Запада, самая главная борьба – борьба за смирение и за любовь друг к другу, чтобы жить не только для себя, но и для ближних. Мы, вероятно, не станем большими постниками и великими исихастами. Но если мы будем стараться любить друг друга и работать над стяжанием смирения, то обретем тот путь, который Бог ждет от нас и который Он дал нам для нашего спасения.

– Люди XXI века имеют такую же надежду на спасение, как и наши святые предшественники? Ведь, как Вы уже сказали, люди сейчас немощны, и, мне кажется, не только в Америке. Как спастись?

– Думаю, в наше время есть два пути ко спасению. Первый – придерживаться строгого аскетизма, серьезно подвизаться против своих страстей и бесов. Второй, по словам старца Порфирия Кавсокаливита, заключается в стремлении прилепиться ко Христу, всегда к Нему обращаться, а не копаться до бесконечности в своих грехах, изучать богатство нашей православной веры.

Для нас, современных христиан, самая важная форма аскезы – это аскеза благодарения, которая является такой добродетелью, которая может встать на место любого греха. Как можно быть благодарным и оставаться при этом гордым? Как можно быть благодарным и при этом оставаться гневливым? Или благодарить, но при этим осуждать? Почти все наши страсти несовместимы с благодарением Богу. Таким образом, если мы во всякое время практикуем добродетель благодарения за все хорошее и за все плохое, что с нами случается, – это самый эффективный путь духовной борьбы в наше время.

В книге «Эвергетинос» (святоотеческая антология, составленная в XI веке, впоследствии выпущенная под редакцией преподобного Никодима Святогорцаприм. А. К.) есть такая история. Два монаха были посланы из своего монастыря в город по делам, и там оба впали в блуд. Они решили покаяться, вернулись в монастырь, исповедовали свой грех и пали ниц перед игуменом, испрашивая прощения и епитимии. Игумен велел каждому из них удалиться в глухое место и жить там в течение года в одиночестве и покаянии, а по прошествии года вернуться. Прошел год, и они вернулись в монастырь. Но монахи выглядели абсолютно по-разному. Один из них был бледным, худым, слабым, казалось, находился на последнем издыхании. Другой же выглядел здоровым, радостным, полным сил. Братия сильно удивилась такой разнице, спросив их: «Братья, как вы провели этот год?» Первый сказал: «Весь год я провел в посте, поклонах и слезах, умоляя Бога о прощении соделанного греха». Второй ответил: «Весь этот год я от всего сердца благодарил Бога за то, что, несмотря на мое страшное падение, Он так любит меня, что сподобил меня вернуться в святой монастырь к моим братьям на покаяние. Бог не отринул меня». Выслушав их, отцы монастыря пришли к выводу, что оба монаха нашли правильные пути к своему собственному покаянию, к спасению своей души.

Конечно, очень важен совет духовного отца на вопрос, как спасаться именно вам, поскольку не существует одинаковых людей. Святитель Иоанн Златоуст говорил, что лекарство для одного человека может оказаться ядом для другого. По моему священническому опыту, практически каждый из нас борется с унынием и беспокойством. Если мы будем следовать очень строгому аскетическому пути, у нас просто не хватит на него сил, и мы станем невротиками. И это, наоборот, отдалит нас от Бога. Если же мы будем следовать путем благодарения, то такой путь станет для большинства из нас более здоровым и правильным. Ведь благодарность формирует некоторую безопасность для нашей души, так как, если вы постоянно благодарите Христа, вы о Нем уже не можете забыть, всегда о Нем помните. Это постоянное памятование о Боге.

Но благодарность – непростая вещь. Когда случается что-то хорошее, легко сказать: «Спасибо, Господи, как это прекрасно!» Но более важно благодарить Бога за наши скорби, борения, болезни и тому подобное. Нам нужно учиться быть действительно благодарными Богу за все эти вещи. Конечно, мы знаем слова святителя Иоанна Златоуста: «Слава Богу за все». Но вспомним, когда он это сказал. Он был в тот момент в изгнании, серьезно болен, отвержен своей паствой, которой он служил всю свою жизнь. Из его жития известно, что он с юных лет хотел стать монахом. И когда он им стал, то самоотверженно посвятил себя служению Церкви. Но что же он получил? Глумление, непонимание, изгнание. И вот в этот момент святитель Иоанн Златоуст сказал: «Слава Богу за все». Да, это очень трудно…

Когда мы начинаем свой путь как христиане, то думаем, что он будет радостным и счастливым. Но в действительности этот путь наполнен слезами, пóтом и кровью. И мы должны учиться быть благодарными действительно за все, потому что это самый безопасный путь для большинства из нас. Конечно, не для всех. Нам всегда нужно советоваться с духовником о том, что будет лучше для нас. Но все же, думаю, для большинства христиан XXI века будет правильным именно путь благодарения за все. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) тоже говорил о том, что в наши дни у нас нет добродетелей, которыми мы можем спастись, и единственный путь спасения для нас – с терпением и благодарением нести наш крест. Нам нужно осознать, что все, данное нам Богом в этой жизни, – это Его дар нашего ради спасения.

Ведь очевидно, насколько слаб современный человек и насколько легко он подвергается искушениям от лукавых духов из-за своих грехов. И если человек старается каяться, старается приближаться к Богу через посещение церкви, эти духи уже не имеют над ним такой власти.

Но у церковных людей другие искушения, если не явные, то прикровенные – через помыслы. Человек может думать: «Как я ужасен! Бог никогда не простит меня. Он не может любить меня таким грешным». Конечно, враг рода человеческого знает, что Бог никогда не оставит нас. Только человек может оставить Бога. Однако из-за наших страстей и немощей мы часто искушаемся именно через такие помыслы, а потом впадаем в уныние и даже отчаяние. Вот почему так важно благодарение: через него мы можем бороться с унынием, которое больше, чем любые другие страсти и грехи, может привести нас к духовной смерти.

– С кого лучше брать пример христианам наших дней: с древних святых или с современных подвижников?

– Думаю, нам нужны и древние святые, и современные подвижники. Если мы будем смотреть только на святых эпохи раннего христианства, на великих святителей и аскетов, мы опять можем прийти к унынию. Ведь их образ жизни был возвышенным, одухотворенным, даже надмирным, а мы все же слишком грешны, у нас нет такой любви и чистоты, какие были у них. Конечно, и в наше время были и есть большие подвижники и аскеты. Но если мы будем брать пример только с них в нынешнее время всеобщего бессилия, это тоже неправильно.

В Писании сказано: «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13: 8). Христианская жизнь во все времена – одна и та же. Путь по направлению к обóжению, которое Господь желает даровать каждому, всегда один и тот же. Нет, я не говорю, что у святых, живших недавно, есть какой-то недостаток святости и аскетизма. Но, думаю, мы должны охватывать всю Церковь целиком. Мы все очень разные. Если мы будем смотреть только на монахов, на аскетов, на духоносных старцев, то увидим только какую-то часть Божиих даров. Но наша цель – держать, насколько возможно, перед глазами все Божии дары, приблизиться к стяжанию всех добродетелей. Конечно, есть такие святые, которых все любят и знают, например, святитель Николай Чудотворец. Но существуют отдельные святые, чей пример взывает именно к нам, сегодняшним, с нашими грехами, борьбой, нашими собственными Божиими дарами, через которые мы хотим служить Богу. Поэтому мы не можем ограничивать себя какими-то определенными примерами святых, живших в конкретный момент истории. Нужно стараться смотреть на всё «облако свидетелей» (см.: Евр. 12: 1). Если же нашему сердцу близок какой-либо святой, хорошо установить с ним особые отношения. Но особенно в начале нашей христианской жизни нам нужно стараться смотреть на сонм православных святых широко открытыми глазами и быть внимательными к тем святым, о которых мы узнаём. Ведь их промыслительно посылает в нашу жизнь Господь.

– Встречали ли Вы в жизни людей, которых можно было бы назвать святыми?

– У меня нет дара прозорливости, и я не могу с полной уверенностью свидетельствовать о духовном уровне людей, которых я встречал. Но, пожалуй, отмечу отдельно Первоиерарха РПЦЗ митрополита Илариона (Капрала), светлая ему память. Для меня было большим благословением находиться рядом с ним, встречаться с ним, когда он приезжал в наш монастырь. Иногда мы виделись в Нью-Йорке, когда там проходили заседания Синода. Он был самым необыкновенным человеком из всех людей, которых я когда-либо знал. Он обладал удивительным душевным спокойствием, независимо от того, что происходило вокруг. Неважно, какие сложные ситуации случались, он оставался всегда очень мирным, молитвенным. И я буквально мог ощущать благодать Божию, обволакивающую его. Нет, рядом с ним не было никаких явных знаков или чудес, говорящих о его святости. Он не отличался и аскетической внешностью. Но та любовь и постоянный внутренний мир, которыми он обладал, любовь ко всем и всегда, независимо от того, что происходило вокруг, неизмеримо важнее, нежели видеть какие-то явные знаки и чудеса. Чудо любви, чудо внутреннего душевного мира в тысячи раз важнее, чем что-то другое в современном мире. И в наше время люди чрезвычайно в этом нуждаются. Он был очень простым и очень любвеобильным человеком.

– Отец Гавриил, чтобы спастись, современным христианам обязательно жить в монастыре или спасение возможно и в миру?

Старец Паисий Святогорец говорил, что некоторые люди обязательно должны идти для этого в монастырь, а некоторые должны оставаться в миру. Конечно, совсем необязательно всем идти в монастырь. Но про себя я точно могу сказать, что погиб бы в миру. Но мы все разные, у каждого свое призвание: брак, монашество. Это все пути ко спасению.

Есть такая возможность, можно пожить в монастыре в качестве трудника в течение нескольких дней или недель. Это особенно полезно для современных детей, которые проводят в церкви в лучшем случае пару часов в воскресенье. Для них было бы очень полезным пожить в режиме круглосуточного литургического устава среди других православных людей, особенно среди монахов, стремящихся жить по заповедям Христовым. Думаю, что и детям, и молодым людям важно проводить время среди единомышленников по вере, находить убежище в каком-то духовном месте от зачастую агрессивного внешнего мира. Таким образом и вера их может углубиться.

Когда я сам был молодым человеком и принял православие, мне было трудно встречать непонимание среди моих друзей, большинство из которых было протестантами. Они не понимали православного учения, православной веры во Христа.

Когда я в первый раз приехал в наш монастырь в качестве паломника и потом вернулся обратно в мир, все вокруг показалось мне совсем другим. Я увидел, что те вещи, которые казались мне абсолютно нормальными до посещения монастыря, оказались на самом деле очень далекими от Бога. И если бы я тогда не приехал сюда и не понял бы, что такое нормальная христианская жизнь, сейчас в моей жизни все было бы по-другому. Я бы, наверное, никогда не понял этого. Поэтому так важно посещать монастыри всем, особенно формирующимся личностям – детям и юношеству.

Фото: holycross.orgФото: holycross.org

Если человек размышляет над тем, становиться ему монахом или нет, то ему нужно пожить в монастыре прежде принятия такого решения.

– Что бы Вы сказали на прощание русским верующим, живущим сейчас в России?

– Я бы сказал, что для нас здесь, в Крестовоздвиженском монастыре, большое значение имеет единство нашей православной веры. Мы чувствуем связь с подвизающимися монахами по всему миру, в том числе и с русскими, с православными мирянами по всему миру. Православие через Святую Евхаристию объединяет нас всех в единое Тело Христово. Вспомните, как говорил апостол Павел: «И вы – тело Христово, а порознь – члены» (1 Кор. 12: 27).

И это единство – важнейшее, что есть у всех нас в этой жизни. Поэтому я попросил бы молитв других верующих за нас, живущих здесь. Мы молимся на каждой службе за Единую Православную Церковь. Мы должны стараться укреплять это единство на всех уровнях. Современный мир расколот, в нем много ненависти, насилия… Поэтому для нас так важно объединяться, искать точки соприкосновения в наших сердцах, в первую очередь, друг с другом, а потом – и с остальным миром. И тогда мы сможем исполнить то, что заповедал нам святой апостол: «Да единодушно едиными усты славите Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа» (Рим. 15: 6). Аминь.

Беседовала Александра Калиновская

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.