Ultimate magazine theme for WordPress.

ПРО МОНАСТЫРСКИЙ СКИТ И МОНАШЕСТВО

0 108

15 января 1999 года, 25 лет назад, в скиту Сретенского монастыря был освящен храм в честь преподобного Серафима Саровского. Насельник монастыря иеродиакон Серафим (Чернышук) поделился воспоминаниями об этом событии и некоторыми своими размышлениями о монашестве.

Монах есть тот, кто очищает

Скорбями первозданный вид,

Кто на Единого взирает

И только Богу прилежит.

Кто благодатью обновился

И в Господе одном живет,

Кто с Небесами примирился

И Божий мир другим несет.

Иеромонах Роман (Матюшин-Правдин)

– Отец Серафим, расскажите, пожалуйста, как возник скит нашего монастыря?

– Возник он так. У митрополита Тихона (Шевкунова), на тот момент еще иеромонаха, были знакомые, связанные с РАО «ЕЭС России». На месте скита, бывшей старой усадьбы, до 80-х годов прошлого века был туберкулезный диспансер, а потом эта организация хотела сделать там базу отдыха для своих сотрудников. На территории усадьбы был барский дом, храм Казанской иконы Божией Матери, но всё было в полуразрушенном состоянии. Конный двор, в котором сейчас располагается наш скит, был совсем разрушен. Отцу Тихону предложили, чтобы он взял храм и прилегающую территорию для монастыря в качестве скита. Он согласился, но не сразу. Какое-то время подумал, наверное, спросил благословения у отца Иоанна (Крестьянкина), и там стали проводиться ремонтные работы, потому что жить там было невозможно.

Восстановление здания конного двора Восстановление здания конного двора

Первая служба была еще на летнюю Казанскую, задолго до 15 января 1999 года, когда храм освятили. Наш праздничный хор съездил туда на богослужение.

Усадьба находится в деревне, там несколько жилых домов. А тот, что располагался в непосредственной близости, и был первым пристанищем для братии, пока ремонтировался скит. В 1998 году после Пасхи, это был июль месяц, мы поехали всей братией из Москвы в Дивеево. И на обратном пути поступило предложение заехать в скит. День был жаркий, мы там отдыхали, купались в пруду. Тогда и было принято решение освятить скит в честь преподобного Серафима Саровского. И в январе, через полгода, часть скита уже была отремонтирована, в одной из четырех башенок был устроен храм.

Подготовить храм к малому освящению, как благословил отец Тихон, поехали мы вчетвером: отец Киприан (Партс), он тогда уже был иеромонахом, отец Лука (Ауле) и отец Клеопа (Данелян) – иеродиаконы, а я был послушником. При нас рабочие заканчивали ремонт храма, ставили иконостас. Нашей задачей было помыть храм и отслужить всенощное бдение, потому что так положено по чину. Мы привезли с собой облачения, престол. И вот когда мы закончили всё мыть, поставили престол, надели облачения, ровно в полночь мы начали службу.

– И наутро уже Литургию.

– Да. Но не помню, был ли наутро отец Тихон. Там маленький храмик, домовый. Вот как раз там и была первая служба.

– Вы там жили?

– Нет. Там постоянно жили по очереди отец Гавриил (Чумаченко) и инок Алексий, ныне покойный. В разное время там были разные скитоначальники. Дольше всех там находится отец Гавриил, он до сих пор там живет.

Братское кладбище на территории скита Братское кладбище на территории скита

– Где Вам легче молиться, в монастыре или в скиту?

– Наверное, в скиту, потому что скит, получается, – это детство моей монастырской жизни. Все самые лучшие воспоминания у меня связаны именно со скитом. Там же наше братское кладбище, первые насельники монастыря там погребены, и связь с ними живая. На самом деле скит жив, пока там есть монахи. Был у нас такой период, когда скит превращался в подсобное хозяйство, и постоянного скитоначальника там не было. И, конечно, уныло там было, потому что служба не служится. Вроде внешне все благолепно, чисто, все отремонтировано, все работает, а чего-то не хватает. Сейчас, слава Богу, уже довольно много лет отец Гавриил там живет, братия туда периодически приезжает, студенты-первокурсники там служат вместе со своим духовником в храме преподобного Серафима Саровского и в Казанском храме. И, слава Богу, жизнь там идет.

– Что бы Вы могли посоветовать тем, кто думает о монашестве? Как человек может понять, есть ли у него призвание к этому пути?

– Не ошибается тот, кто ничего не делает. В свое время отец Тихон при мне сказал такие слова: «Желание монашества сродни влюбленности». Вот как девушка и юноша подружились, что они в друг друге нашли? Им хорошо вместе, и всё. Примерно то же самое должно быть относительно монашества. По крайней мере, должно быть такое увлечение. Но у всех свои пути прихода в монашество. Кто-то приходит от любви к Богу. Кто-то приходит, наоборот, от разочарования в миру.

– По-Вашему, можно приходить в монашество от разочарования?

– Можно. Всегда существует испытательный срок, искус. У нас в Русской Православной Церкви это плюс-минус пять лет. Человек должен определиться за эти годы и тогда уже принести Богу обеты невозвратные. Человек должен испытать себя, если он чувствует тягу к такой жизни. И чем раньше у него созреет решение, тем лучше для него. Потому что мятущийся человек – это всегда плохо.

Монашеский постриг Монашеский постриг

– Как человек может найти свой монастырь?

– Это, мне кажется, по сугубо внутренним ощущениям происходит.

– Некоторые на Афон едут и там себя находят.

– Да. А некоторые из Греции, наоборот, приезжают в Россию и здесь себя находят. Пути Господни неисповедимы. Помните у святого апостола Павла: «Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Рим. 11: 33). У каждого человека свой путь. У нас есть знакомый монах по имени Поликарп, он уже много лет живет на Святой Земле. Он в свое время собрался на Святую Гору. Все, принял решение и от своего духовника получил благословение. Но так получилось, что перед Грецией ему выпал шанс съездить на Святую Землю, поклониться святыням. И ему предложили там остаться. Правда, не совсем в монастыре. Там живут келлиоты, прямо в городе. У них есть небольшой дом, дворик, участочек, несколько оливковых деревьев, козочка, огород. Это прямо в Иерусалиме, рядом с Елеонским монастырем. И там у него греческий старец, и так они живут, подвизаются, молятся. И хоть он был с прицелом на Афон, а Господь его привел в Иерусалим.

Прежде всего, у человека всегда должна быть вера. А если есть вера, Господь обязательно, грубо говоря, за руку приведет. И туда, куда надо. Должно быть доверие Богу. Естественно, надо просить Его об этом. И еще: лбом стену не прошибешь. Если большие препятствия возникают, а человек все равно настаивает на своем, это тоже не совсем правильно. Нужно какое-то внутреннее чутье, чуткость, слышание воли Божией о себе. Она по-разному открывается: через людей, через какие-то добрые помыслы. Бывает, мысль пришла в голову: «Вот, точно, схожу-ка я туда, съезжу туда». Если все складывается, замечательно, это ваше. Кто-то со мной может и не согласиться, я не навязываю свою точку зрения.

У меня был случай. Я был непродолжительное время на Святой Горе. Приехал попаломничать один наш собрат из Сретенского монастыря. И мы с ним решили подняться на вершину. У нас была неделя времени, но надо было выбрать день. Было лето, жара стояла страшная, солнце пекло. Это очень тяжело, так подниматься. И вдруг мне внезапно приходит мысль, такая мгновенная, как будто сложился пазл в голове. На вершине есть храм в честь Преображения Господня, и у меня мысль: «В этом году на какой день недели выпадает Преображение?» Я открываю календарь и смотрю: вторник. И говорю: «Пойдем с тобой во вторник». И действительно, этот день был единственным пасмурным днем за всю неделю, и нам такое облегчение было.

Гора Афон. pinterest.com Гора Афон. pinterest.com

– Скажите, пожалуйста, как следует вести себя прихожанам, дабы не быть соблазном для других, по слову апостола Павла: «Только все должно быть благопристойно и чинно» (1 Кор. 14: 40).

– Думаю, что можно провести такую параллель. По-моему, кто-то из Оптинских старцев дал наставление молодому послушнику, что нужно вести себя в монастыре так, как в первый день. В первый день ты такой аккуратный, благоговейный, стеснительный. Ты на всех смотришь с почтением, с глубоким уважением, а себя считаешь самым последним. Думаю, что прихожане, которые в первый раз приходят, ведут себя так же. Но когда проходит какое-то время, прихожане начинают чувствовать себя «своими» и начинают себе позволять некоторые вещи, которые другие себе позволить не могут из благоговения. Вот как сказал святитель Игнатий (Брянчанинов): «В церкви Божией должно сохранять всевозможное благоговение и порядок, как для славы Божией, так для собственной душевной пользы». А я еще добавлю: каждый сверчок знай свой шесток.

Беседовала Александра Калиновская

Иеродиакон Серафим (Чернышук)

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.