Ultimate magazine theme for WordPress.

ЧУДО ПРОМЫСЛА БОЖИЕГО, ИЛИ ЩЕДРЫЙ ЖИВОНОСНЫЙ ИСТОЧНИК

0 21

Мария Колосова

Несколько лет назад Господь сподобил меня встретить светлый праздник Христова Воскресения не на родной земле, в России, а в другой православной стране. Стране необычайного лазурного моря, щедрого солнца, безоблачного голубого неба, сладкого вина, стране, откуда «есть пошла» вера православная на Руси. Как вы, верно, догадались, страна эта – Греция. По правде сказать, не хотелось на Пасху покидать родную сторонушку, потому как казалось, что так торжественно праздновать Христово Воскресение, как в России, наверно, больше нигде не придется. К счастью, мои печали были напрасны. Встреча Пасхи в Греции – это тема особая, требующая отдельного рассказа.

Фото: orthodoxcrete.com Фото: orthodoxcrete.com

Все самое интересное, случающееся с нами в жизни, имеет свойство спонтанности и внезапности. Именно так и началась моя поездка на остров Крит. Буквально за несколько дней до вылета мне предложили эту поездку, а я с благодарностью приняла предложение и стала быстро собирать вещи. Почти в самый последний момент в моем багаже нашла себе место небольшая книга о жизни игумении одного критского монастыря, которую мне довелось переводить по просьбе знакомой русской игумении. «А вдруг удастся посетить тот самый монастырь?» – будто Ангел Хранитель шепнул мне на ухо.

Путешествие на Крит не предполагало определенной программы, поэтому мы посещали те или иные места по нашему усмотрению, взяв на прокат машину, или же просто совмещали приятное с полезным – исследовали остров на велосипедах.

Посещая ту или иную страну, всегда стремишься узнать ее по-настоящему: увидеть не ее навязанный гидами образ с толпами народа в очередях за очередным магнитиком на холодильник, а погрузиться в местный колорит, не спеша пообщаться с жителями, узнать их горести и радости (благо большинство людей владеет английским), побродить с новыми знакомыми по достопримечательностям, которые экскурсоводы туристу не станут показывать. И, конечно, всегда хочется узнать, как родное православие живет в разных концах нашей планеты.

Когда основные страстные и пасхальные службы прошли и стало свободнее со временем, мой взгляд упал на ту самую книгу о критском монастыре, так промыслительно в последний момент захваченную с собой. Посмотрев на адрес монастыря в конце книги, стало ясно, что расположен он в противоположном конце острова.

Фото: orthodoxcrete.com Фото: orthodoxcrete.com

Мои знакомые составить компанию на машине на этот раз не смогли. Тут я посетовала, что вождение автомобиля – пока еще не освоенный мною навык. Брать такси на такую дистанцию разорительно. Ехать на велосипеде около 150 км я была не готова ни физически, ни морально. Оставалось одно – узнать, как добраться до монастыря общественным транспортом. Сказано – сделано. Путь предстоял весьма долгий, да еще и с пересадками. Наметив день поездки, я его благополучно… проспала. Я, конечно, расстроилась и удивилась (раньше со мной не случалось такого), но не сдалась и отложила выезд на другой день. Говорят, что перед паломничеством частенько случаются искушения и испытания. Так мой визит в монастырь из обычной поездки превратился в паломничество.

Очень раннее утро Светлой пятницы неожиданно для Греции началось дождем. Просыпаться не хотелось совсем, да и перспектива промокнуть отнюдь не радовала. В запасе еще было время, и я решаю чуток поспать под убаюкивающую музыку капель и капелек. Спустя час дождик прекращается, и я бодро покидаю отель изведывать неизведанное.

Такси довозит меня до ближайшего крупного города, где в ожидании первого автобуса я захожу погреться в храм. (Утро было ранним и дождливым, да и Пасха ранняя, поэтому тогда в Греции приходилось грецца, ой, греться). Молюсь на дорожку святителю Николаю. И вот я уже в автобусе, который везет меня в столицу острова, город Ираклион. В Ираклионе снова пересадка. Снова коротаю время до прибытия автобуса, согреваясь быстрым шагом и наслаждаясь видами просыпающегося дня. В назначенное время теплый и удобный автобус забирает меня и немногочисленных пассажиров в следующий пункт пересадки, город Ретимно. Усаживаясь на ближайшее к водителю место, прошу его подсказать, когда будет моя остановка, так как дороги совсем не знаю. «Отправиться одной в такой далекий монастырь!» – узнав, куда я держу путь, водитель проникается ко мне уважением и, можно даже сказать, благоговением. В этом монастыре водитель бывал только в далеком детстве со своей мамой. Как я поняла, критяне не часто передвигаются по острову, а если и случается такое, то для них это целое событие. Хотя жителю Москвы такое расстояние не внушает страха, признаюсь, было немного волнительно.

В Ретимно последняя пересадка до Ханьи, пункта назначения. При входе в автобус водитель всех радостно приветствует греческим пасхальным гласом: «Χριστός ανέστη!» И все не менее радостно ответствуют: «Αληθώς ανέστη!» Мне очень понравилась черта греков в пасхальный период и в магазинах, и в отелях, и в такси, и в кафе – везде каждому возвещать пасхальную радость. Автобус мчится по серпантину, то погружаясь в изумрудные листья деревьев, то выныривая, чтобы насладиться солнечными лучиками, играющими в салки на стремительных волнах лазурного моря. Я замечаю, что эта часть острова намного зеленее. Если другая часть острова аскетичная, с преобладанием серых оттенков, то эта вся утопает в нежной зелени. Две части острова отличаются друг от друга, как Страстная и Светлая недели.

И вот наконец я в Ханьи. Автобус остановился на вокзале, и водитель, благоговейно крестившийся при появлении каждого храма на нашем пути, тепло попрощался со мной. Чтобы не терять время на поиски монастыря, беру такси и спустя минут 10 выхожу на ослепленную солнцем небольшую площадь у монастыря.

Фото: cretanbeaches.com Фото: cretanbeaches.com

Захожу в ворота обители. Народу почему-то очень много, просят милостыню румыне-цыгане, шумят детишки. Я еле протискиваюсь, чтобы попасть в небольшой храм. В храме идет Литургия. Благодаря тому, что греки всегда служат утреню утром, непосредственно перед Литургией, и благодаря моему очень раннему выезду, я Божией милостью успела и на Литургию. Все тревоги и переживания уходят в небытие, и ты просто растворяешься в византийском пении. И еще раз убеждаешься, что византийское пение – самое подходящее для молитвы. Жаль, что в России теперь редко где можно его услышать.

Рассматриваю благолепие храма, множество цветов, нарядных прихожан. (Надо отметить отличительную черту греков: всегда надевать в храм самую лучшую одежду.) Мой взгляд останавливается на украшенной иконе Пресвятой Богородицы «Живоносный источник», и здесь меня, как молния, пронзает мысль: сегодня же Светлая пятница – день, в который всегда празднуется память образа Богородицы «Живоносный источник», и монастырь носит название в честь этой иконы! Как я могла это забыть? Когда я переводила книгу об игумении монастыря, мое внимание было сосредоточено на самой личности игумении и я совсем не придала значение названию обители, где игумения приносила свои труды Богу. Теперь мне стало ясно, почему я первый раз проспала намеченную поездку сюда. И не случайно вышло, что перенесла ее не на следующий день, а именно на Светлую пятницу! Сам Господь промыслительно устроил мой приезд именно сегодня, на престольный праздник монастыря! Будто Сама Богородица пригласила меня к Себе в гости, чтобы почтить Ее! А может, это случилось и молитвами почившей игумении, о которой я переводила книгу…

В конце Литургии все подходят под благословение к архиерею, который раздает каждому небольшую икону Пресвятой Богородицы «Живоносный источник», просфору и пасхальное яйцо. На иконе Пресвятая Богородица с Богомладенцем изображена в большой каменной чаше, из которой исходят струи живительной воды. Вокруг этой чаши стоят разные люди, страдающие телесными и душевными болезнями. Все они черпают и пьют эту воду – и получают исцеления.

Прикладываюсь к иконе, и в памяти оживает история этого образа. В V веке в Константинополе была роща с источником, посвященным Пресвятой Богородице, около которого происходили чудеса. Но постепенно это место пришло в запустение. Однажды будущий император Лев встретил в этом месте заблудившегося слепца. Лев помог ему расположиться в тени деревьев, а сам отправился искать источник, чтобы напоить путника. Вдруг он услышал голос Пресвятой Богородицы, повелевавший ему почерпнуть воды из источника, а тину от воды наложить на глаза слепцу. Пресвятая Дева также предрекла Льву, что вскоре он воздвигнет на этом месте храм в Ее честь. Лев исполнил слова Богородицы. Слепец прозрел. И спустя несколько лет, когда воин Лев стал императором, он приказал очистить родник и воздвиг над ним храм. Император Лев назвал этот источник Живоносным. От него многие получали исцеления. Был там устроен и монастырь. Впоследствии, к сожалению, храм дважды был разрушен турками-мусульманами, источник пришел в запустение. Но в итоге, к славе Божией, христиане в третий раз воздвигли храм над Живоносным источником. И в XIX веке с великим торжеством патриарх освятил его, а рядом устроили больницу и богадельню.

Икона Божией Матери «Живоносный источник» Икона Божией Матери «Живоносный источник»

Из-за большого скопления людей и отсутствия кондиционеров в храме было душно, поэтому спешу на улицу на свежий воздух. На улице народу поменьше, и я отправляюсь на поиски могилы игумении, или, по-гречески, геронтиссы, о которой я узнала из книги. Побродив по монастырю и не найдя могилы, решаюсь обратиться за помощью к монахине. Монахиня, с виду очень строгая, расплывается в добродушнейшей улыбке, когда видит у меня в руках книгу об их геронтиссе и слышит мою историю появления здесь сегодня. Проводив меня до могилы, утопающей в цветах, монахиня удаляется сообщить игумении обо мне. Я остаюсь одна, молюсь об упокоении геронтиссы, благодарю ее за то, что Богородица привела меня на праздник в монастырь, и вспоминаю ее жизнь.

Геронтисса Феосемни родилась в семье благочестивых родителей в греческом городе Лариса и с детства горела любовью ко Христу. Окончив колледж сестер милосердия Красного Креста, будущая геронтисса трудится в разных госпиталях Афин. В возрасте 38 лет начинает восстанавливать монастырь Пресвятой Богородицы «Живоносный источник». Она была энергичной, но в то же время тихой и аскетичной. Геронтисса Феосемни учила сестер никогда не хвастаться своими трудами, но быть кроткими: «Сестры, не пытайтесь представлять наши ежедневные обязанности какими-то достижениями, если, милостью Божией, мы когда-то выполнили наш долг». Наравне с другими монахинями она выполняла любую работу и никогда не повышала голос, но всегда старалась любой вопрос решить со смирением и любовью.

Фото: protagonistes.gr Фото: protagonistes.gr

Монастырь развивался, сестер становилось больше, и геронтисса стала искать еще какое-нибудь тихое и молитвенное место. Таким местом стал разрушенный монастырь святой Кириакии, находящийся в горах. По благословению своего духовника святого Порфирия Кавсокаливита геронтисса Феосемни с сестрами стала восстанавливать и этот монастырь. В 48 лет у игумении обнаруживают рак, но по молитвам святого Порфирия геронтисса получает исцеление. Спустя 10 лет, к сожалению, рак возвращается. Геронтисса спокойно и с благодарностью Богу переносит болезнь. В возрасте 62 лет геронтисса Феосемни мирно отошла к Своему Небесному Жениху, заповедям Которого старалась следовать всю жизнь.

В результате 24 лет самоотверженных трудов геронтиссы и сестер монастырь стал источником веры, любви и надежды для каждого приходящего в него со своими печалями и радостями.

Пока я вспоминала прочитанное, монахиня уже вернулась и пригласила меня в архондарик к игумении. Поклонившись еще раз геронтиссе, послушно направляюсь за монахиней. Войдя в архондарик, я увидела нескольких прихожан и сестер. Навстречу мне шла геронтисса. Мы похристосовались по-гречески – тогда это были единственные слова, которые я понимала и сама могла сказать по-гречески. Затем игумения стала мне что-то быстро и очень радостно говорить, обнимать меня. Я, конечно, не понимала абсолютно ничегошеньки. Но в тот момент и не надо было ничего понимать: меня окутала такая искренняя любовь и доброта, что я и без слов сердцем все чувствовала. Потом меня угостили традиционным греческим кофе и рахат-лукумом и познакомили с мамой одной из монахинь, которая оказалась… русской.

Из архондарика мы все направляемся в просторную трапезную, где располагаемся за столами. Как и полагается, трапеза всегда начинается с молитвы. Но что это была за молитва! Мужской хор монахов, приехавших из соседнего монастыря разделить торжество, возгласил гимн Жизни и Любви – тропарь Воскресения Христова. Именно возгласил, а не просто пропел, и все присутствующие его подхватили. Этот гимн Жизни и Любви все так «единомыслием исповедали», что нас объяла неземная радость о том, что все мы действительно настоящие братья и сестры, все мы объединены Христом!

Началась трапеза. Столы были полны всевозможными видами рыб, сортами сыра, вином, пропитанным жаркими лучами греческого солнца, и другими наивкуснейшими блюдами и напитками. Архиерей обратился с приветственным словом к геронтиссе, сестрам, прихожанам и гостям. Затем геронтисса рассказала об особенности этого дня. Оказывается, это был памятный день, в который когда-то открылся монастырь. Трапеза продолжилась красивыми духовными песнями в исполнении монахов, хора девушек, а затем и все люди стали петь. Мама русской монахини, прекрасно владеющая греческим языком, предвосхитила мою просьбу и с радостью переводила мне все происходящее. Трапеза с древних времен была продолжением Литургии, общего дела. Находясь на этом праздничном обеде, когда все присутствующие «едиными устами и единым сердцем» прославляли Воскресшего Спасителя, я это прочувствовала на себе. По окончании благодарственной молитвы все не спеша стали подходить к архиерею. По совету уже знакомой мне монахини после некоторых сомнений, стоит ли тревожить владыку, подошла и я. В России просто так подойти к епископу и поговорить – весьма редкая и, скорее, исключительная возможность. Владыка внимательно выслушал мой рассказ о русской игумении, по просьбе которой я стала переводить книгу о геронтиссе Феосемни, о ее монастыре. Расспросил, пожелал помощи Божией и благословил.

На улице все так же ярко светило солнышко. Знакомая монахиня повела меня знакомиться с монастырем. Показала плантации мандаринов, из которых сестры делают лакомства, и поведала мне историю монастыря. Поскольку в книге о геронтиссе Феосемни информации о монастыре почти не было, я с радостью приготовилась слушать.

Монастырь образа Пресвятой Богородицы «Живоносный источник», или «Золотой источник» (греч. Χρυσοπηγή) был основан в середине XVI века известным гражданином города Ханья, врачом и философом Иоанном Хартофилакасом и первоначально был мужским. Благодаря многочисленной братии и богатой библиотеке обитель стала духовным центром города. Но, к сожалению, монастырь постигла такая же печальная участь разорения турками-мусульманами, как и само историческое место Живоносного источника. Православная вера в Греции сильно пострадала от турок- мусульман, многие монастыри и храмы были уничтожены. Именно со времен господства турок над Грецией и пошла традиция греческих женщин ходить, не покрывая головы, тем самым показывая, что они к исламу не имеют никакого отношения. Не могло то страшное время не отразиться и в языке. До сих пор, когда человек гневается, употребляется выражение, дословно переводящееся как «раздражающее меня делает меня турком» (греч. Με κάνει Τούρκο). Да и в русском языке тоже не просто так есть пословица «Незваный гость хуже татарина». Много православие претерпело и пополнилось сонмом мучеников после захвата Византии турками.

После освобождения от османского владычества монастырь снова оживает, но ненадолго. Во время Второй мировой войны в период немецко-фашистской оккупации в монастыре размещался штаб немецких оккупационных войск. Насельники были вынуждены покинуть обитель. Последовал период полного упадка монастыря. Но в 1976 году его открыли вновь как женский с общежительным уставом, куда и пришла геронтисса Феосемни. Новые насельницы приступили к восстановлению до основания разрушенных стен монастыря, одновременно возрождая и духовную жизнь обители.

В настоящее время Божией милостью и трудами сестер монастырь процветает. В обители производят ладан и свечи, занимаются изданием книг, иконописью, золотым лицевым шитьем, резьбой по камню, мыловарением, пчеловодством, изготовлением святых антиминсов, выращивают экологически чистые овощи и фрукты, а оливковое масло высшего качества, полученное из оливковых монастырских садов, можно увидеть в магазинах. Обитель издала книгу со словами духовника геронтиссы Феосемни святого Порфирия Кавсокаливита, которая переведена более чем на двадцать языков. В монастыре есть церковный и фольклорный музеи. Но самое главное в обители, как сказала монахиня, – это Божественная литургия и молитвенное делание.

Фото: orthodoxcrete.com Фото: orthodoxcrete.com

Зайдя в храм, монахиня рассказала, что кроме главного придела в честь Богородицы есть также два придела во имя святого Иоанна Богослова и святой Екатерины. На территории монастыря есть и другие приделы: в честь святого Харалампия, святого Иоанна Кущника и святого Арсения Каппадокийского. Прикладываясь к мощевику, среди частиц мощей святых Параскевы, Екатерины, Иоанна Кущника, Тита и других отрадно было увидеть и частичку мощей нашего любимого русского святого – преподобного Серафима Саровского.

Очень интересно было общаться с монахиней, не хотелось покидать эту дивную обитель, но мне еще предстоял неблизкий обратный путь, поэтому пришлось расставаться. Я поблагодарила дорогую монахиню за радушие и Авраамово гостеприимство, мы тепло попрощались, испросили друг у друга молитв, и я уже было подошла к выходу из монастыря, как ко мне подбежала другая сестра с гостинцами от геронтиссы. Вот такой щедрый Живоносный источник! «Слава Тебе, Пренепорочная Дева! Слава Животворящему Твоему Источнику! Слава Тебе, Надежда душ наших!» (перевод греческого тропаря образу Пресвятой Богородицы «Живоносный источник»).

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.