Ultimate magazine theme for WordPress.

ВОЦЕРКОВИТЬ СВОИ ТАЛАНТЫ И ПОСЛУЖИТЬ ИМИ ЦЕРКВИ

0 27

Игумен Киприан (Партс)

18 апреля – день памяти игумении Миропии (Юрченковой; 1941–2022), много потрудившейся над восстановлением монастырей после советского лихолетья. Подвижницу вспоминает духовник Сретенского монастыря игумен Киприан (Партс).

Игумения Миропия (Юрченкова)Игумения Миропия (Юрченкова)

И не хочешь, а заедешь

Впервые я увидел матушку Миропию на Толге, там она начинала свою монашескую жизнь, а потом часто приезжала в памятные дни обители. Она пригласила заезжать в гости и к ней в Ростов Великий, где она с 2004 года восстанавливала уже Авраамиев монастырь. Это была четвертая по счету обитель, в которой матушке Миропии Господь благословил потрудиться над ее восстановлением.

– Батюшка, – говорит так по-простому, – заезжайте к нам.

Чаще проезжали мимо Ростова, сразу – в Ярославль. В очередной раз увидимся на Толге, спрашивает:

– Почему не заехал?

– Да я, да это… В общем мне и сказать нечего, виноват…

Десятью минутами посещение никогда не обойдется: как поймает, так обязательно еще и за трапезу усадит, а там и рассказы пойдут…

Наставница из блаженных

Родом она из Мордовии. Родилась в селе Ельники, там и при советской власти церковная жизнь не прекращалась. С детства окормлялась у одной блаженной. Имя ее называла, но я, к сожалению, забыл. К этой блаженной отовсюду люди ехали. Она еще в детстве, когда ее не пустили как-то в храм, помолилась, стена у избы расступилась, и будущая блаженная, тогда еще совсем девочка, вышла. В юности она в источнике обрела икону преподобного Серафима Саровского.

Матушка Миропия рассказывала и чудесные случаи, например, исцеления. Приехал однажды к этой блаженной офицер, прошедший Великую Отечественную войну, в ноге у него так и оставался осколок, старица вдруг ударила ему по месту ранения, и осколок вылетел…

Видимо, к духовной жизни матушка Миропия и пришла через эту блаженную.

«Это Юрченко начертила» – за ней чертежи не проверяли

Учиться поехала в Саранск. Поступала в медицинский, но на вступительных экзаменах попался вопрос «Политика военного коммунизма», она и провалилась. Потом два года работала на электроламповом заводе, но там было вредное производство – приходилось иметь дело с ртутью. Да она и учиться хотела.

Поступила в Саранский университет на факультет промышленной электроники и потом работала в Научно-исследовательском электротехническом институте инженером-расчетчиком. Работа была сложная, ответственная: рассчитывала и конструировала трансформаторные элементы автоматики выпрямительных преобразователей для атомных станций, подводных лодок. Начальство ее ценило, за ней чертежи не проверяли: «Это Юрченко начертила». Добросовестно работала и успешно, дал ей Господь такой ум.

Откровение в Лавре

А жила она так: с утра рано вставала, совершала монашескую пятисотницу с поклонами, принимала душ, одевалась, как подобает советскому инженеру, и шла на работу, а в выходные дни пела в храме на клиросе да еще читала шестопсалмие, каноны, паремии, часы. В отпуска паломничала по монастырям, ближайшим открытым была тогда Троице-Сергиева Лавра. На Кавказ, рассказывала, ездила, с пустынниками там, в Сухуми, встречалась. Но подробности я уже не помню.

У раки прп. Сергия РадонежскогоУ раки прп. Сергия Радонежского

А вот про Лавру она такую историю поведала – интересную, таинственную. Стоит как-то на лаврской литургии, молится, хор поет удивительно. И вдруг видит, что над некоторыми из певчих, не над всеми, – такие «маленькие с крылышками». Она их даже не называла никак, просто описывала, что видела. Хор поет, и эти «маленькие с крылышками» тоже поднимаются и поют вместе с хором. Говорит: «Когда я это увидела, то поняла, почему они ТАК поют. Кто с ними поет». Вот такое у нее было откровение из духовного мира. Господь ей показал: почему братия так поет.

В Толгу

В Лавре она окормлялась у отца Наума (Байбородина), помнила его еще иеромонахом. Многих к нему привозила, воцерковляла. В 1988 году, как открылся Толгский монастырь, он ее благословил на монашество и туда отправил. Ушла в отпуск и не вернулась, иначе бы ее не отпустили с работы. А она посмотрела, в каком состоянии монастырь: сплошные руины, а что цело, то требует капремонта, это по фото сейчас можно увидеть. И не смогла уже уехать. У нее все-таки хорошее техническое образование, она в тех же чертежах разбиралась.

Потом как-то подрядчики принесли проект монастырских построек. Глянула и говорит:

– Почему у вас здесь масштаб завышен?

А чем больше масштаб, тем больше денег надо заплатить. Те растерялись: «Что за монашка такая? Откуда чертежи читать умеет и про масштаб знает?!» Монашки же не должны уметь чертежи читать, а она умеет. Что такое? Не проходит у них трюк, чтобы побольше денег с монастыря «стрясти». Так она за копеечку монастырскую боролась.

Как прапорщик крестился

Деньги были. Люди в обитель ехали и рады были свой вклад внести, но из чего строить? В Ярославле на базе им отказали. Советское время – планирование, а они никакая не государственная бюджетная организация, поэтому на монастырь стройматериалов не положено отпускать. Ей тогда кто-то порекомендовал съездить в Москву то ли к бывшему, то ли к действующему сотруднику КГБ, он, мол, подскажет. Она поехала, и он отправил ее на базу стройбата, конкретно назвав, к кому там обратиться. Приезжает на эту базу, а у военных все есть. Стала там за наличные средства приобретать то, что ей нужно для Толги. Те себе с этих денег, конечно, машины купили…

Непосредственно с ней работал один прапорщик – выходец из старообрядческой семьи, но не крещеный. И вот он поехал на машине по армейским делам куда-то на Украину. На косогоре они улетели с дороги. Этот прапорщик вылетел из кабины и… повис на дереве, телогрейкой зацепившись за сук, отделался легким испугом и остался жив. Авария серьезная, а он не пострадал никак.

В Свято-Введенском ТОлгском женском монастыре. montolga.ruВ Свято-Введенском ТОлгском женском монастыре. montolga.ru

Вернувшись из этой командировки в Москву, тут же помчался в Ярославль, на Толгу, стал разыскивать матушку Миропию. Когда сестры узнали, кто он, предложили:

– Может, вам матушку игумению?

А тот:

– Нет, нет, мне надо матушку Миропию, я креститься хочу.

И его там торжественно крестили.

Так вот, кто Толгу-то восстанавливал

Матушка Миропия про то, как эти стройматериалы на базе стройбата покупала, рассказывала в день памяти святителя Игнатия (Брянчанинова). Мы сидели тогда в беседке рядом с игуменским корпусом. Она вспоминает, как ей военные помогали восстанавливать Толгу… Сижу и думаю: «Ведь светское образование у святителя Игнатия было инженерное, он же по сути дела офицер инженерных войск. А стройбат – это что? Это инженерные войска. Так вот, кто Толгу-то восстанавливал, – святитель Игнатий! Он же был военным строителем».

Мать Миропия, когда еще была в Толгском монастыре, застала отца Павла (Груздева). Он к ним часто приезжал. Ее очень любил. Он, конечно, всех любил, но ее отмечал. Говорил ей:

– Игуменией не будешь, строителем будешь.

Есть фотография, где отец Павел (Груздев) ее за ручку ведет. Сама она вспоминала: «Он как приедет на Толгу – хвать меня за руку и за собой таскает всюду». Так ей и пришлось всю жизнь «таскаться»: то туда ее отправят, то сюда. Четыре монастыря с нуля подняла: помимо Толги и Авраамиевого, еще Покровский Мологский и Алексеевский Угличский женские монастыри. Так она еще и соседние храмы умудрялась там восстанавливать.

Это не ослушание, это послушание с опережением

Был такой случай. Ярославский правящий архиерей распорядился было, что на Волгу ворота делать не надо. А отец Павел (Груздев) матери Миропии и объявляет:

– Раком заболеешь, если не сделаешь.

Она эти ворота и соорудила. А тут вдруг владыка звонит:

– Что делать? Валентина Терешкова собирается ехать на Толгу, причем речным транспортом, и встречать ее надо с Волги, а ворот-то нет, – сокрушается Его Высокопреосвященство.

– Владыка, будут ворота.

А ворота уже есть.

Но было еще интереснее: архиерей хотел свою резиденцию устроить на Толге – там, где сейчас сестринская трапезная. А матушка Миропия возмутилась про себя: «А где же сестры кушать будут?» И сделала на свой страх и риск все-таки трапезную… Сестрам же надо где-то кушать…

Потом они были с отцом Павлом в Ростове Великом, сидят в Спасо-Яковлевском монастыре за трапезой, матушка Миропия рядом со старцем. Тот берет красную рыбу с тарелки рукой и ей прямо в рот – хлоп.

– Ешь, – говорит.

– Батюшка, что вы делаете?!

А в этом тоже, может быть, смысл такой: она сестер без трапезной не оставила, и он о ней решил позаботиться.

Дар отвечать людям на их тревоги

Она не о себе, любимой, а о других всегда думала. Везде, где ей строить приходилось, у нее все попечение о сестрах, о людях.

Утвержденный или неутвержденный проект, но надо строить, и она строила. Делала свое дело, не оглядываясь на то, как на это посмотрят начальники городские или свое начальство – неважно кто. За это ей, конечно, довелось потерпеть…

Она простая была. Истинная израильтянка, в ней же «льсти несть» (Ин. 1: 47). Не было у нее никакого заискивания ни перед кем. Что думает, то и говорит, как Нафанаил. Всегда вызывала на прямоту, потому что и сама такой была. Глаза детские. Мы привыкли к некому этикету, выдумываем, как к кому обратиться. Она же очень просто себя вела. Про таких отец Павел говорил: «Простоту имела душевную и телесную». Чистая, открытая. Искренний человек.

С нами с Толги ехала как-то одна паломница, у которой были трудные обстоятельства. Заезжаем к матушке Миропии в Авраамиев монастырь. И она вдруг, усадив за трапезу, стала рассказывать, что ей пришлось пережить в жизни на ее послушаниях… Было заметно, что она ответила своим рассказом этой паломнице: как ей быть, как поступать. Я просто знал про то, какие у той проблемы, она услышала именно то, что ей и надо было. Тот, кто был искушен, может и искушаемым помочь (см.: Евр. 2: 18).

На войне как на войне

«Вы нисколько не ошибетесь, если всю жизнь нашу уподобите продолжительной войне», – писал своей духовной дочери святитель Игнатий. Вот и матушке Миропии многое приходилось буквально отвоевывать.

«Специалисты» по памятникам архитектуры хотели снести пристройку в Толге. Мол, это относительно новая пристройка к какому-то еще более раннему веку. «Но она ведь все равно старая, дореволюционная… Как же ее ломать?» – опять в душе возмутилась. Поехала к отцу Науму, спрашивает:

– Батюшка, что делать? Хотят ломать.

А он ей и говорит:

– Да вон, у нас старая постройка в Лавре, ее уже сколько лет ломают, а она все стоит.

И все – ничего ломать не стали, так оно до сих пор и осталось. Ей выпало на долю и против охраны памятников идти, с их заморочками, потому что старец благословлял делать по совести все, необходимое для обители, не боясь никаких последствий.

Как архимандриту Алипию (Воронову) в Печорах старцы сказали: «Действуй, ничего тебе не будет!», так и матушка Миропия имела смелость, поступая по благословению старцев.

«Таким людям надо все говорить четко и ясно»

До Святейшего все это дошло: какая-то, мол, есть монахиня Миропия, такая-сякая… Потому-то он ее и забрал в Переделкино, что над ней тучи сгущались. А произошло это так.

На престольный праздник в Толгу приехал Святейший Патриарх Алексий II. Вместе с игуменией Варварой они стоят в кедровнике, разговаривают, и тут как раз и мать Миропия подошла. Патриарху про нее уже говорили… Матушка игумения ее представила, а тот и спрашивает:

– Почему в кедровнике во рвах нет воды?

Они на пруды похожи, а воды там нет. А матушка Миропия потом говорила: «Таким людям надо все говорить четко и ясно». Она отвечает:

– Ваше Святейшество, потому что туда надо положить глину.

Со Святейшим Патриархом Алексием II. montolga.ruСо Святейшим Патриархом Алексием II. montolga.ru

Понятно: нужен слой гидроизоляции. Вода уходит, потому что его нет. Святейшему, видимо, ее ответ понравился: четкий, прямой. И он забрал мать Миропию к себе в резиденцию в Переделкино. Она там погреб построила, это далось ей тоже непросто: ведь всегда находятся те, кто хочет что-нибудь да посоветовать, даже если дело не знает.

Много она натерпелась за свою прямоту. Но не изменила этому своему качеству – не кривила душой. Если что для дела нужно, она добивалась.

«Дуньте, плюньте…»

Надо было из Переделкино машину за стройматериалом послать. При советских порядках ГАИ могла арестовать машину, если та без путевки едет. А на путевке должна быть печать организации. А какая в Переделкино печать? Только патриаршая. Она помолилась: «Молитвами святых отец наших…», постучала в дверь, услышала голос Святейшего:

– Аминь.

Заходит:

– Ваше Святейшество, благословите, нужна печать на путевой лист.

– Но печать в Чистом переулке (в московской городской резиденции. – Прим.).

– Ваше Святейшество, нужна печать. По-другому машину просто не отправить.

Патриарх сидит, задумался… Вдруг встает, берет стул, ставит его на стол, забирается на стол, потом на стул и где-то на антресолях находит! Вспомнил, что там есть запасная печать. Достал, спустился:

– Но мне же нужна подушечка, – задумался опять.

А подушечка для печати необходима непростая, любая не годится, потому что у Святейшего – зеленые чернила. И где же ее такую возьмешь? Матушка Миропия внесла «рационализаторское предложение»:

– Ваше Святейшество, дуньте, плюньте… и поставьте печать.

Святейший подышал на печать и печать поставил.

Большому кораблю – большое плавание

В это время там, в переделкинской резиденции, еще жил отец Кирилл (Павлов). Он матушке Миропии сказал как-то прямо за столом, при всех:

– Большому кораблю – большое плавание.

А она под столом старца – стук ногой по ноге. Мол, что ты, батюшка, говоришь?! Зависть же может быть. И действительно столкнулась с этим…

Когда она уезжала из Переделкино, Святейший ее спросил:

– Что Вам больше всего у нас понравилось?

Матушка Миропия на это ответила:

– Ваше Святейшество, больше всего мне понравилось брать у Вас благословение.

Она так любила радовать людей!

Надо сказать, что она не была упрямой. Когда надо было действовать, она действовала, кто бы ей что ни говорил, как бы даже ни угрожал. Но если давали советы те, к кому она имела доверие, то прислушивалась и слушалась. Что касалось послушания, она его имела.

Фото: montolga.ruФото: montolga.ru

В конце концов, все эти переводы с места на место – это все было послушанием. Как же ей было трудно, когда благословляли сменить то место, в которое она душу вкладывала: и в жизнь сестер, и в строительство вверенного монастыря! Ей же все это было нелегко взять и оставить. Но именно потому, что в ней было послушание и смирение, все эти сложности не надломили ее.

Она так любила радовать людей! Всегда всего надарит. Без трапезы, без гостинцев мы никогда не уезжали от нее. Готова была всем поделиться. Любвеобильная, деятельная.

Матушка Миропия воцерковила все свои таланты, что ей дал Господь, и всеми ими послужила Церкви.

Подготовила Ольга Орлова

Поддержать монастырь

Подать записку о здравии и об упокоении

Подписывайтесь на наш канал

ВКонтакте / YouTube / Телеграм

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.